Jan. 31st, 2010

abortsmert: (Default)

"Не совершайте моей ошибки - будете вечно сожалеть"

Воспоминания женщин, сделавших аборт

Моя трагедия началась 30 октября 1974 г., в тот злополучный день, когда я убила своего ребёнка, девочку, сделав так называемый поздний аборт. Я была беременна уже пять с половиной месяцев. Обратилась к врачу, так как моя семья настаивала на аборте. Я постоянно слышала от них: "Нэнси, может, ты ещё передумаешь?" Аборт - это была с самого начала только их идея. Мой муж покинул меня и больше не вернулся. Взять на себя ответственность за троих детей он не решился. Тогда я пошла к врачу и спросила: "Что мне делать?" Он посмотрел на мой живот и сказал: "Я уберу немного жидкости и немножко введу. У вас начнутся сильные схватки, которые вытолкнут зародыш". Я спросила: "И это всё?" То, что я услышала, звучало неплохо. В больнице мне откачали немного околоплодной жидкости и ввели гипотонический раствор соли. Как только игла проникла в нижнюю часть живота, я возненавидела себя. Что было силы хотела закричать: "Перестаньте, пожалуйста, не делайте этого!" Но я не промолвила ни слова. Было уже слишком поздно что-либо изменить. Следующие полтора часа мой ребёнок бурно и резко ворочался во мне, травясь и задыхаясь. Но обо всём этом я не имела тогда ни малейшего понятия. Припоминаю, как я с ним говорила, сказала, что этого не хотела, желала, чтобы он жил. Но он умирал. Вспоминаю его последний резкий толчок в левом боку. После этого силы покинули его. Потом мне сделали внутривенную инъекцию для стимуляции схваток. Двенадцать часов меня мучили сильные боли. 31 октября в 5:30 утра я родила мертвого ребёнка. У него уже были волосы на голове, его глаза были расплющены. Я сама родила свою девочку и держала ее на руках. Это я виновата в том, что её бросили в судно. После этого медсестра привела в палату беременную женщину. Она родила здорового мальчика. Это был нож в моё сердце. Только теперь, после аборта, появились стыд, раскаяние и чувство вины...

Из воспоминаний Нэнси-Джоу Мен,
основательницы "Women exploited by Abortion"




Я не знаю, как это случилось, - однако это произошло! "Маленькое вмешательство - и всё будет в порядке", - эта перспектива ободрила меня. "Маленькое вмешательство, и всё прошло. Заплати за это, и ты снова на высоте!" Так говорили все: друзья, врачи, советчики, коллеги, и никто не возразил против этого! Я не знала, что случилось! Тем не менее теперь я знаю, что это было неправильно! Муки терзают меня! Нет выхода, - всё пропало! Почему мне никто об этом не сказал? Почему же мне никто об этом не сказал? Остались только горе, страх, боль, - Те вещи, о которых, раньше никто не говорил! Я будто животное в клетке! Зацепенела от ужаса, дрожу от страха! Кричу о том, что меня очень мучает: "Почему же мне никто об этом не сказал?"

Рахель


В своей книге Сьюзен Стенфорд выразила мнение огромного количества женщин, которые до сих пор не говорили о своих проблемах после искусственного прерывания беременности. Она описывает свой аборт: "Врач приветствовал меня как хорошую знакомую. "Сначала я вам объясню, из чего состоит хирургическое вмешательство, - сказал он. - Всё это будет длиться примерно 20 минут". Я кивнула головой. Не могла от страха говорить, даже заплакать, как четверть часа до того. Он объяснил мне, что введет тонкий шланг во влагалище и через шейку матки в матку. Шланг соединён с машиной, при помощи которой скопление клеток будет полностью высосано из матки. "Вы будете при этом ощущать боли, - добавил он, - скажете мне, когда они будут нестерпимые". После аборта врач сказал: "Уже всё позади". Но для меня это было не так. Сразу после операции я почувствовала, что произошло что-то непоправимо-ужасное.
В моём присутствии медсестра спросила врача о продолжительности моей беременности. Врач ответил: "Около 6 - 7 недель". Эти слова привели меня в чувство окончательно. Я в конце концов осознала, что из меня убрали не скопление клеток, не сгусток крови, а ребёнка. Моего ребёнка. Я спохватилась. "6 - 7 недель?!.. Почему я так долго думала о своём ребёнке как о скоплении клеток? А теперь, после этого краткого разговора, я моментально прозрела? Зачем я услышала этот разговор? Почему я так поздно услышала его?" Моя консультантка предупреждала меня, что после аборта я почувствую потерю, но это было что-то большее. Я почувствовала пустоту, безнадёжность. И ещё что-то худшее, чему вообще нет названия. "Я была прежде индивидуальностью, у меня была жизнь, была душа. А теперь я только тело, и вдобавок раненое. Это было ощущение расстройства, от которого я не могла избавиться".

Сьюзен Стенфорд

{C}{C}



{C}

Хотя на роботе у меня всё хорошо, моя частная жизнь разрушена. Моему ребёночку исполнился бы теперь один годик. Я скорблю по нему, ибо сделала ошибку, которую нельзя исправить. Наказана только я, а не мой друг, хотя и он принимал участие в этом преступлении. Меня утешает только то, что моему ребёнку не пришлось долго бороться со смертью. Я надеюсь, он простит мне. Сегодня я совсем одна. Мой друг оставил меня - захотел быть свободным.

N.




В нашей маленькой больнице, которую уже 10 лет опекают сестры-монахини, есть две палаты для рожениц. Однажды ночью меня вызвали. Тогда привезли жену владельца столовой с высокой температурой, в полусознательном состоянии, с кровотечением; она бредила. Состояние больной было очень тяжелое. Это не были обычные преждевременные роды. Вместе с густым, черным, спекшимся сгустком крови вышла ручка пятимесячного ребёнка. "Сестра, пока придет врач, подготовьте всё к операции", - услышала я. Наступила ужасная ночь. Самая ужасная в моей жизни, хотя акушерка привыкает ко многим вещам - стонам, крикам, боли, крови и ужасу. Однако я хотела бы, чтобы её пережили вместе со мной все те женщины, которые решаются на аборт. Часы пробили двенадцать ночи. Женщина приподнялась.., тупым взглядом, полным безграничного ужаса, посмотрела на дверь.., в её глазах появилось что-то безумное.., волосы её стали дыбом, одним прыжком она хотела соскочить с кровати к открытому окну и броситься вниз... Мы её едва удержали. Тогда она спряталась под одеяло и скулила от испуга. Несколько минут она лежала, как мертвая. Ей было не больше тридцати, желтая, как воск, с запавшими щеками. Потом она вдруг начала говорить: "Сейчас они снова приходят... один, второй, третий... Этот уже большой, почти взрослый.., пятый.., а этот совсем маленький.., шестой... седьмой... восьмой... девятый... десятый... Почему у вас нет глаз?" Вдруг она, словно ошалелая, закричала: "Идите.., не трогайте меня.., отпустите меня.., отпустите.., вы хотите взять мои глаза.., сердце.., отпустите меня.., прочь.., прочь..." К счастью, пришёл врач. Его осмотр подтвердил мои подозрения. Вследствие некомпетентного вмешательства плод вынимали по частям, поранив при этом несколько раз матку. Началось воспаление брюшной полости. Плюс к этому - продолжительное, непрекращающееся кровотечение. Смерть могла наступить в любую минуту. Сообщили мужу. Тот воспринял новость очень спокойно, пока не услышал, что дело подадут в суд. Тогда он принялся выступать против юристов, которым, дескать, нечего делать, а потому они всегда суют нос в чужие дела... А бедная женщина тем временем, будучи ещё под наркозом, повторяла: "...Они снова подходят... Первый, второй, третий... четвертый... пятый... шестой... седьмой... восьмой..." Муж выбежал из палаты. Эта женщина кричала и стонала ещё три дня и три ночи. Даже самые большие дозы анестезии не помогали. Она постоянно видела перед собой своих тринадцать убитых детей, которые приходили к ней со своими жалобами и вопросами. На четвёртый день женщина неожиданно пришла в себя. Так по крайней мере нам казалось. Мы сообщили священнику и послали за мужем. Уже после первых слов священника она сказала ему: "Их было тринадцать. Не нужно ни о чём спрашивать". А когда священник начал говорить о Божьем милосердии, женщина промолвила: "Позвольте мне отойти, я хочу в ад.., встретиться с этим подлецом в вечности". Последним, что она перед смертью сказала мужу, было: "Негодяй!"



Аборт и его последствия - theme.orthodoxy.ru/abort
Page generated Jul. 28th, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios