abortsmert: (Default)
Давайте подсчитаем - с 1955 по 1995, за 40 лет ежегодных 6 000 000 (шести миллионов) убийств невинных детей было убито 240 000 000 (двести сорок миллионов) русских, в основном, детей. А теперь сравним эту цифру с количество населения в РФ - 147 000 000 человек. Таким образом, в СССР убивали каждого ВТОРОГО человека еще во чреве! Теперь к этим цифрам прибавим детей тех, кого убили - учитывая рождаемость, получается еще 180 000 000 (сто восемьдесят миллионов) Итого - 420 000 000 (четыреста двадцать миллионов) человек, которые сейчас бы работали вместо приезжих таджиков. Мы бы жили в другой стране.
Но это еще не все, это МАЛО, 1995-2010, за 15 лет ежегодно убивалось по 2 миллиона человек, итого - тридцать миллионов.
Одним словом, как минимум 450 000 000 человек вопиют у Престола.
Но эти четыреста пятьдесят миллионов - лукавая цифра, потому что основана на цифрах медицинской статистики. Ее как минимум надо умножить на два (как минимум, повторюсь, и об этом говорят и медики, и работники статистики) - тут и неучтенные аборты в медучреждениях, и огромное количество подпольных (а их было именно ОГРОМНОЕ количество, несмотря на то, что они были разрешены).
Представьте себе веселую картинку - на поле от горизонта до горизонта стоят кровавые, убитые своими "родителями" дети - кто без рук, кто без ног, кто почернел от кислоты, сваренный заживо... Я не знаю, сколько квадратных километров надо, что бы поставить рядом миллиард человек (для сравнения - в РФ сейчас живет 145 миллионов), но думаю - много.
Я надеюсь, те, кто не покаялся, или те, кто за аборты, попадут к этим детям на том свете.
Интересно, у них будут их любимые оправдания про "чувства", "естество", желание закончить институт и пр.?




Этот стих я взял на одном антиабортном блоге:


А Ироду спасения не чаять:
За злодеянье милостей не ждут.
Младенцы, умерщвленные мечами,
Доныне у Престола вопиют.

Их много тысяч! Страшное счисленье!
История свершенное хранит.
Которое по счету поколенье
Царя жестокосердного клеймит?

О нем ли речь! Что нового на свете!
Поистине, Терпенье без границ.
О, матери! Прости меня, Содетель,
Что называю так детоубийц!

И все-таки! О, матери! Доколе!
Я заклинаю! Ради всех святых!
Не убивайте жмущихся от боли
Незрячих, безголосых, но живых!

Не умножайте горя над страною!
Не слушайте губительных речей!
Но лекари недаром белизною
Задернули обличье палачей!

О, Родина! Ты словно в исступленьи
Себя решила извести совсем.
Какого мы хотим благословенья?
На каждый день - кровавый Вифлеем!

Кровавит мир! Кровь все-таки водица!
По всей земле великий недород!
О, Пресвятая Дево! Как молиться?
Стал иродом-народом мой народ!

Но жив Господь! Любое преступленье
Несет с собою высший приговор:
Родившиеся станут отомщеньем
За убиенных братьев и сестер!

иером. Роман
abortsmert: (Default)
Подробный рассказ "врача" о поздних абортах:
...Итак, средств предохранения почти не существовало. Аборты же были вполне доступны и бесплатны, правда, без обезболивания. Обезболивание в тех краях, где я жила, появилось лишь в конце восьмидесятых. За деньги.
Сколько абортов сделала я своим пациенткам за время своей практики, сказать сложно. В бытность интерном, например, спускаться в абортарий приходилось каждый день, с трех до пяти. Кресла в абортарии стояли в ряд, штук десять-пятнадцать, на помню точно, но много. Женщин запускали группами, по количеству кресел. Платные, с наркозом, слева, бесплатные - справа. Между креслами садилась акушерки, по одной на два кресла. Их задача была - держать "зеркало", вставленное во влагалище. Одно - левой рукой, другое - правой. Перед каждым креслом сидело по интерну или по молодому врачу. Между всего этого передвигалась бригада анестезиологов. И - поехали.
Знаете, как определялось, что матка вычищена полностью? По звуку. "Хруст свежевыпавшего снега", так это называлось. Медицина вообще богата метафорами, так уж исторически сложилось. 10-12 абортов за два часа - такова была норма. Рука у меня к пяти часам буквально отваливалась. Как выносили это акушерки с двумя вытянутыми руками на весу - не знаю.
Что чувствуешь в момент, когда делаешь кому-то аборт на раннем сроке? Ничего. Удовлетворение от хорошо сделанной работы в момент, гогда хлюпанье сменяется "хрустом снега". Это работа, как и любая другая. Женщины не только идут на это добровольно, но еще и платят за это деньги. В то время профессия гинеколога, собственно, и стояла на этих двух китах: производство абортов и лечение последствий абортов.
Последствия были разнообразны. Воспаления, бесплодие, кровотечения, нарушения цикла, кисты, эрозии, прободение матки, онкология. На мифическое "воспаление придатков" жаловалась каждая вторая на обычном приеме. Боли, нарушение половой жизни, вечный страх беременности. Было это оправдано? Было. Кто мог позволить себе лишнего ребенка? Да никто. Двое - норма. Трое - уже гражданский подвиг. Больше трех - сумасшествие. Аборты были спасением при отсутствии нормальной контрацепции, злом, нo необходимым. Даже при легкости записи на аборт процветали аборты нелегальные. Женщини с последствиями таких абортов загибались в гинекологических и акушерских отделениях страны, часто оставались инвалидами, нередко умирали от сепсиса - акушерские инфекции и кровотечения являются одними из самых страшных в мире.
Если аборты на маленьких сроках не вызывали чувств, то аборты на сроках поздних были откровенно отвратительны.
Чаще всего они делались не по медицинским показаниям, а по показаниям социальным - глупых пятнадцатилетних дочерей приводили за руку матери, узнавших о грехе слишком поздно.
Здоровых и вполне живых, хотя и нежизнеспособных, младенцев вынуждали к преждевременным родам. Продукт родов, как правило, мог дышать и слабенько плакал. В нашей больнице их клали на подоконник, где они и умирали мучительной медленной смертью в течении нескольких часов. Эта картина до сих пор стоит у меня перед глазами.

Ссылка на пост в дневнике "врача", откуда взят этот фрагмент:
http://polet-fantazii.livejournal.com/134708.html

Почему врач в кавычках? Так вроде врачи должны помогать ЖИТЬ, а не умереть. Здесь - все наоборот.
Вспоминаются нацистские врачи - сколько тысяч человек они угробили "передовыми" медицинскими опытами?
А здесь - "врач" убивает детей ежедневно, с утра до вечера.
Лживое общество его оправдало. Лживому обществу нужны палачи, что бы убивали ненужных детей - побочный продукт траханья.
abortsmert: (Default)
Я УБИЛА ТЕБЯ

Кто ты был? Сыночек ли, доченька?
Ты прости…. Я убила тебя….
На столе, инструментами, ноченькой
По кускам извлекали тебя…

На руках не хотела качать тебя,
Не хотела рожать в этот мир…
Возмущенно толкался внутри меня,
Инстинктивно меня любил…

Голубые ль глазенки, ли карие
У тебя были, маленький мой,
А в душе громогласной арией
Твоей боли раздался вой…

Мой малыш, я тебя убила,
Лишь по прихоти женской своей,
Над невинным свой суд совершила
Руками безликих врачей.

По кусочкам тебя раздробили,
Ты же чувствовал адскую боль…
Струйки крови все обагрили,
Но не слышен был дикий вопль…

Вопль твой. Ты хотел жить, милый,
Мой любимый, мой дорогой…
Ты прости… тебя мама убила,
Голосок не услышав твой.

Ты, скорее всего, не поверил,
Жизнь дала и убила вдруг?
Ты сердечко свое мне доверил,
Думал, мама – единственный друг…

Ты не сможешь мне улыбнуться
И ладошкой мой локон схватить,
И в ключицу мне носом уткнуться,
Слово «МАМА» провозгласить…

Не приглажу волосики нежные
Материнскою чуткой рукой.
Может были они белоснежные,
Никогда мы не будем с тобой…

Кто ты был? Сыночек ли, доченька?
Ты прости…. Я убила тебя….
На столе, инструментами, ноченькой
По кускам извлекали тебя…


Автор: Голубкова Наталья, Россия, Иркутская обл.

Комментарий автора:

Хотела сначала назвать это стихотворение "Аборт". Давно хотела
вылить всю ту вину и боль, которая до сих пор гложет меня. Очень тяжелое вышло
стихотворение.
Недавно была на форуме, где беременной форумчанке советовали
сделать аборт, чтобы "не плодить нищету". Это ужасно! Читайте, юные
девушки, да и все, кто считает, что зародыш - это не ребенок еще...
Он чувствует все. Чувствует боль, когда его убивают в утробе матери.
Известны случаи, что аборту мешают крепкие ручонки малышки, хватающие инструменты врача
и не дающие убивать себя...Больно. И страшно.
Прости меня, Господь!

2010-12-15 03:30 am (UTC)

Я - автор стихотворения. Аборт не был подпольным. Это были "не удавшиеся" искусственные роды. Срок беременности - 5 месяцев. Искусственная стимуляция не дала нужной родовой деятельности. Именно ночью был вызван врач и произведен срочный "выскреб" уже мертвого ребенка. Про ручки, хватающие инструмент - не мои фантазии. Я не врач, конечно, но по Первому каналу российского телевидения несколько лет назад видела сюжет о подпольных абортах. Бывшая гинеколог у себя на дому за небольшое вознаграждение делала аборты. Пока не умерла женщина от ее аборта на большом сроке беременности. Гинеколог осуждена. В сюжете - сидит такая скромная женщина и вещает о том, что ручки ребенка постоянно хватали инструменты и мешали ей правильно произвести операцию. Мой стих остановил нескольких женщин. Слава Богу. Жила не напрасно. Всем спасибо за отзывы.

abortsmert: (Default)

Аборт на 26 (!!!) неделе? Добро пожаловать в ад!

Люблю правду. Иногда, когда смотрят на моем сайте фото убитых детей на
поздних сроках, пишут:" Это типа запрещено. Это типа только по
медицинским показаниям" и пр. белиберду. Конечно, понятно, что для
абортмахеров деньги не пахнут и достаточно просто позвонить и вам
предложат приехать и договориться. Однако это не зрительно, слова. А
вот и доказательства - видать бабла абортмахеру не хватает, пришлось
сказать ПРАВДУ об оказываемых услугах... Эту газету мне положили в ящик
на прошлой неделе.



По крайней мере "врачи" сказали правду - и это похвально.
Если кто не знает, что такое 26-я неделя, немного информации:
26 НЕДЕЛЬ:
Губы и ротик становятся более чувствительными.
*
Глазки приоткрываются и способны воспринимать свет.
*
Характеристики мозговых импульсов сравнимы с таковыми у доношенных детей.
*
Около девяти из десяти родившихся на этом сроке детей продолжают жить (в палатах ИТ).

Одним словом, убивают живых и жизнеспособных ДЕТЕЙ. Они кричат, сучат ножками, их оставляют подыхать в холодильнике... Это-не мои выдумки, а свидетельства очевидцев, которые можно почитать в других постах дневника.

abortsmert: (Default)
Уничтожением детей в России займётся государство

Приоритетный национальный проект «Здоровье»

С 2005—2006 гг. в России ввели новую форму общегосударственных социальных мероприятий — приоритетные национальные проекты, которые имеют свою идеологию и по замыслу, ни много ни мало, должны перерасти в национальную идею. Одним из таких проектов является приоритетный национальный проект «Здоровье».
Задачи, поставленные в этом проекте, а также в Концепции демографической политики России на период до 2025 года, воспринимаются обнадеживающе, среди них:
«сокращение уровня… младенческой смертности,.. создание условий и формирование мотивации для ведения здорового образа жизни,.. улучшение качества жизни... инвалидов» .
Вместе с тем, в документах общего характера не упоминается, каким образом должны решаться указанные задачи, и основано ли их выполнение на безоговорочном уважении к любой человеческой жизни? Учитывая ключевое значение этого вопроса, попытаемся в нем разобраться.
В руководстве для акушеров и гинекологов, изданном под грифом «Национальный проект „Здоровье“», помимо медицинской помощи, подробно разбираются методы проведения аборта и варианты контрацепции, к которым отнесена также стерилизация .
В рамках проекта «Здоровье» по родовым сертификатам предусмотрено материальное поощрение медицинских работников женских консультаций. Существует список критериев, по которым это поощрение может быть снижено, однако число абортов в этот список не включили .
Не входит число абортов также в отчетные показатели национальных проектов «Здоровье» и «Демография».
Но зато и аборты, и контрацепция, и стерилизация указаны среди основных задач перинатальных центров, развертываемых по нашей стране в соответствии с национальным проектом «Здоровье».
Особое внимание следует уделить абортам, предусмотренным для женщин, которые собираются стать матерями. Целенаправленное увеличение числа таких абортов, как будет показано ниже, позволяет улучшить один из стратегических показателей благополучия нации.
Эта область деятельности считается профилактической медициной и входит под названием пренатальная диагностика в число «перинатальных технологий, уменьшающих», как декларируется в программных документах, «риск неблагоприятного исхода беременности и родов» или, по другой формулировке — в число «высокотехнологичных методов диагностики и профилактики наследственных заболеваний и врожденных пороков развития у детей» .Отделения пренатальной (дородовой) диагностики в перинатальных центрах считаются обязательными по штатному расписанию.

Пренатальная диагностика: плод как пациент

Пренатальная диагностика состоит из двух направлений, которые на практике применяются в составе единого алгоритма обследования беременной женщины, но имеют диаметрально противоположные цели.
Одно из них заключается в выявлении у нерожденного младенца тех заболеваний, которые поддаются лечению, и служит для проведения в дальнейшем самого лечения. Но в подавляющем большинстве случаев под пренатальной диагностикой понимают другое направление.
Основу этого направления, разработанного медицинскими генетиками, по их собственному определению, «составляют ранняя диагностика и предупреждение рождения детей с тяжелыми некорригируемыми врожденными и наследственными заболеваниями» . Для этого производится «искусственный внутриутробный отбор (элиминация) генетически дефектных плодов» .
В данной статье речь пойдет именно о втором направлении пренатальной диагностики.
Мероприятия по пренатальной диагностике, согласно приказу МЗ РФ № 457 от 28.12.2000 , должны быть массовыми и осуществляться следующим образом.
Сначала всех беременных женщин подвергают ультразвуковому исследованию и анализу крови на биохимические маркеры; этот этап называется скринингом. На основании его результатов часть женщин выделяют в группу риска по наличию у младенца врожденной и наследственной патологии (в первую очередь — синдрома Дауна). У женщин из группы риска путем инвазивных процедур (прокол стенки матки, плаценты, оболочек плода или пуповины) получают пробы, в которых анализируют генетический аппарат её ребенка.

Пренатальная диагностика: уничтожение пациента

Вовлекая беременных в обязательный скрининг, у них обычно не спрашивают согласия и не сообщают о его цели. Однако процесс выискивания неизлечимых болезней у младенца очень вреден для его развития, так как разрывает нерушимую его связь с матерью и формирует состояние психологического стресса.
Назначаемые после скрининга женщинам из группы риска и всем женщинам старше 35 лет инвазивные процедуры являются оперативным вмешательством и сами по себе могут привести к возникновению пороков развития у младенца или даже к его гибели.
Указывают, что риск выкидыша составляет 0,5–2%, но реально он может достигать даже 10% . В широкомасштабном исследовании с участием 9 европейских стран подтверждена четкая связь генетического амниоцентеза (анализ околоплодных вод — одна из инвазивных процедур) с преждевременными родами , после которых, как известно, у новорожденного резко повышается вероятность мозговых нарушений, в том числе ДЦП.
Другими словами, если врач на скрининге лишь заподозрил что-то, например, какое-то не то лицо у младенца («мельчайшие лицевые дизморфии» ) или профиль («изменение лицевого профиля» ) — женщину направляют на опасную хирургическую процедуру (инвазивную диагностику), в результате которой младенец может погибнуть или стать тяжелым инвалидом.
В тех случаях, когда инвазивные процедуры или УЗИ подтверждают опасения о наличии у нерожденного младенца хромосомной аномалии или тяжелого недостатка развития, женщине предлагают произвести аборт, то есть навязывают совершенно противоестественный, страшный выбор: согласиться на убийство своего ребенка или нет.
Важно подчеркнуть, что такой аборт (по так называемым «медицинским показаниям») разрешают проводить на любом сроке беременности , обычно — во втором триместре, когда младенец уже достаточно хорошо развит и может быть жизнеспособен даже вне материнской утробы.
Формально, право принимать решение об аборте принадлежит самой женщине. Однако целый ряд фактов (см. ниже) говорит о том, что в реальности отказ беременной женщины от данного варианта аборта не предусмотрен.
В бланке информированного добровольного согласия на проведение инвазивной пренатальной диагностики ни слова не говорится, что её целью является не лечение, а аборт, причем аборт поздний, т.е. самый опасный.
Бесплодие, невынашивание последующих беременностей, рак молочной железы, нарушения психики, попытки самоубийства и даже гибель — это вполне реальные перспективы для женщин, соглашающихся на аборт по результатам пренатальной диагностики.
Однако нормативов, предписывающих предупреждать женщин об этом, не существует. Не сообщают матерям и о том, в каких страшных мучениях будет погибать их беззащитный младенец, когда ему внутриутробно будут медленно раздавливать головку специальными щипцами (абортцангом), наблюдая, как начинает вытекать мозговая ткань (метод дилатации и эвакуации). Или, если его извлекут живым после аборта, имитирующего роды , — как оставят умирать, не оказывая помощи (права новорожденного и действия медицинского персонала в такой ситуации приказами никак не регламентированы, а в отделении, где прерывают беременность, скорее всего, может не оказаться средств для реанимации).
Большинство женщин, страдающих от последствий прошлых абортов, свидетельствуют о том, что им бы хотелось, чтобы их оповестили обо всех фактах прежде, чем они пошли на аборт .
Однако в существующей практике вместо формирования у матерей положительных установок на донашивание беременности женщин намеренно консультируют так, чтобы уменьшить их тревожность в отношении аборта. Такие установки даже зафиксированы в «Руководстве для практических врачей и организаторов здравоохранения» .

«Рентабельность» абортов

Расчеты финансовых выгод от убийства больных младенцев публикуются в монографиях и даже в учебных и методических пособиях «для повышения квалификации» врачей и «воспитания» студентов-медиков:«Считается, что пренатальная диагностика относится к числу высокорентабельных направлений профилактической медицины, где отдача на каждый затраченный рубль составляет не менее 9–10 рублей.
Члены президиума РАМН на очередном заседании с интересом выслушивают кредо сторонников абортов в докладе директора НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта РАМН (Санкт-Петербург) академика РАМН Э. Айламазяна:«…современную пренатальную диагностику наследственной и врожденной патологии и элиминацию больного зародыша и плода считаю актом гуманным и потому обязательным... в нашем институте было… предотвращено рождение 356 плодов...

Евгеника, включенная в государственные программы

Служба пренатальной диагностики первоначально получала финансирование в рамках федеральной целевой программы «Дети-инвалиды» , направленной на «улучшение положения детей России» и «создание условий для их полноценной жизни».
Чтобы проконтролировать, насколько в результате пренатальной диагностики «улучшилось положение детей», и в какой степени для них «созданы условия», был выбран совершенно неожиданный показатель — «уменьшение на 20–25 процентов случаев рождения детей с врожденными и наследственными заболеваниями, пороками развития, ведущими к инвалидности», т.е. число абортов .
О первых итогах этой программы отчитался в 1999 году на III Пироговском съезде врачей министр здравоохранения Ю. Л. Шевченко .Адресуя свой доклад тем, у кого, по словам Н. И. Пирогова, «не остыло ещё сердце для высокого и святого», министр сначала напомнил, что «нет ничего более дорогого, чем жизнь». Однако доложенные им результаты показывают, что в отношении детей-инвалидов такие принципы не применяются:«За счет использования цитогенетических и пренатальных исследований предупреждено рождение 14 200 детей с генетическими и врожденными заболеваниями» .
Характерно, что итог первого этапа государственно поддерживаемых мероприятий по пренатальной диагностике практически совпал по содержанию и масштабам со злодеянием царя Ирода (14 тысяч убитых в Вифлееме младенцев).Ссылаясь на такие «успехи», медицинские генетики теперь требуют у правительства утверждения собственной федеральной целевой медико-социальной программы для расширения фронта своей деятельности, «с одновременным увеличением зарплаты сотрудников федеральных лабораторий и центров, занятых пренатальной диагностикой» .
Идея «рентабельности» внутриутробного уничтожения детей-инвалидов произвела такое впечатление на организаторов здравоохранения, что они придали мероприятиям по пренатальной диагностике статус государственного приоритета и неизменно включают их в президентскую программу «Дети России».Согласно «логике» этой государственной программы, чем больше детей будет абортировано, тем лучше окажутся условия существования и забота о здоровье родившихся детей. Это называют «комплексным подходом».

Аборты как способ «уменьшения» младенческой смертности

Одним из главных показателей, характеризующих благополучие и международный статус нации, является младенческая смертность. Поэтому данный показатель включен во все государственные программы — национальные проекты «Здоровье» и «Демография», президентскую программу «Дети России», и др., а его снижение контролируется на высшем государственном уровне .В соответствии с этим подходом, младенцев, которые могли бы умереть естественной смертью от своей аномалии (и «испортить» статистику), уничтожают путем абортов. Такие аборты не фигурируют в качестве показателя неблагополучия ни в каких отчетах и поэтому служат некоей «черной дырой», очень удобной для бюрократических подтасовок.
Следует отметить, что при наличии у развивающихся младенцев летальных аномалий они в большинстве случаев не доживают до рождения, а погибают в результате самопроизвольных выкидышей на разных сроках внутриутробного развития.Почему врачи не применяют «выжидательную тактику», а подвергают беззащитного младенца жестокому, мучительному убийству путем аборта, а женщине калечат репродуктивную систему? Можно полагать, что причин здесь несколько. Это, во-первых, названные выше отчетные показатели смертности, которые начальство требует улучшать, во-вторых, стереотипы в сознании врачей и, наконец, в-третьих, фактор их материальной заинтересованности, добавленный национальным проектом «Здоровье» .
Рассмотрим следующую ситуацию. Врач не выявил (случайно или намеренно) врожденные аномалии развития у младенца беременной женщины (или выявил, а женщина отказалась от аборта), а затем младенец умер естественной смертью в результате выкидыша (антенатальная гибель) или после 7-го дня жизни в роддоме. В соответствии с родовым сертификатом, в первом случае доплата будет снижена гинекологу женской консультации (сразу по двум критериям: невыявление аномалии и антенатальная гибель), а во втором — и гинекологу (невыявление аномалии), и акушеру роддома.
Если же беременную направят на аборт (поздний, то есть самый варварский!) — доплата по данному случаю уменьшена никому не будет .
Повышению числа поздних абортов способствуют также криминальный бизнес — поставка так называемого эмбрионального материала для фармацевтической и косметической промышленности, и использование абортированных младенцев для науки.

Ослабление мотивации лечить больных детей

Как зарубежные , так и наши отечественные специалисты подчеркивают, что развитие пренатальной диагностики как технологии приводит к ослаблению мотивации лечения нерожденных младенцев.
Так, согласно оценке в монографии «Новорожденные высокого риска» , «…около 40–50% врожденных пороков плода поддаются успешной коррекции в случае своевременного её проведения. Вместе с тем,…в настоящее время довольно часто по совету районного акушера-гинеколога производится неоправданное прерывание беременности при наличии порока развития у плода».
В «дивном новом мире» исследователей вполне обоснованно надо опасаться, что не будет допускаться существование любого человека, чем-либо отличающегося от других.

Не пора ли бить в набат?

Для продвижения в обществе деятельности, которая не продуцирует ничего, кроме страха у беременных женщин и последующих абортов, медицинским генетикам вполне естественно приходится много трудиться. Усилия их направлены на искусственное формирование среди населения потребности в пренатальной диагностике, которая на самом деле отсутствует.
Согласно сообщению В. Л. Ижевской, «проведение генетического скрининга заболеваний, которые в настоящее время не поддаются лечению, во многих странах запрещено законодательно».По сути, проводится манипуляция сознанием будущих родителей, имеющая целью привести их оценки и поведение к заранее намеченному результату.
Эта пропагандистская кампания уже идет. Женщин всячески запугивают перспективой оказаться матерью больного ребенка . В обществе усиленно распространяется устрашающая и неадекватная информация об инвалидах и родителях детей-инвалидов, которую сами они называют страхами, мифами и ложными стереотипами, не имеющими ничего общего с их реальной жизнью .

Беременным женщинам навязан выбор с запланированным результатом

Практически все влияния на беременную женщину в ходе пренатальной диагностики направлены на то, чтобы склонить её к аборту.
К «нужному» решению подталкивает само по себе проведение данной диагностики как целенаправленного действия, а также специфическая терминология: слово «риск» (а не «шанс»)].
Кроме этого, специалисты по пренатальной диагностике в своих методических рекомендациях и монографиях рекомендуют оказывать и прямое психологическое давление на женщин в консультациях .
Согласно специально проведенному опросу медицинских генетиков , значительная их часть (от 24% до 87% — в зависимости от подозреваемой патологии у плода) предпочитает давать беременной женщине «негативный» совет (то есть совет сделать аборт) в директивном стиле.
Служба пренатальной диагностики в России, по замыслу её организаторов, возглавляемых Э. К. Айламазяном и В. С. Барановым, носит социальный и даже управленческий.Максимальный охват беременных скринингом с последующими абортами нужны и для упоминавшегося выше «снижения» младенческой смертности — чтобы по этому показателю «не ударить в грязь лицом» на международной арене. Форсируют эти мероприятия с помощью родовых сертификатов , государственных программ и приказов (с пометкой «обеспечить неукоснительное исполнение» ).А теперь представим себе расстановку сил: с одной стороны — растерянная беременная женщина (одна или с мужем), с другой — члены «авторитетного» консилиума с абортивным мышлением, которых к тому же материальное поощрение, показатели и приказы делают крайне заинтересованными в прерывании её «неправильной» беременности. Если женщина не «стоит как скала», приговор её младенцу вполне очевиден.
Можно полагать, что ощущения у «репродуктивно неблагонадежной» беременной (не собирающейся избавляться от младенца с отклонениями) перед тройкой консилиума сродни тому, что испытывали «политически неблагонадежные» перед тройкой чекистов.

Война против беззащитных

Среди сообщений о недавних событиях в Южной Осетии особенно всех поразили свидетельства, как вооруженные до зубов агрессоры закидывали гранатами спрятавшихся в подвале беззащитных женщин и детей. Казалось, что большего зла просто не может быть! Но такие зверства и воспринимались всем миром как зверства, а не как норма, и это дало возможность подавить геноцид.Между тем, организованное уничтожение находящихся в материнской утробе беззащитных младенцев на основании «неправильных» генов, пороков и просто своих особенностей, то есть аналогичный геноцид, производится у нас в России систематически, как приоритетное мероприятие общегосударственного значения.
В России в ситуации демографической катастрофы форсируется «профилактика рождения» детей. Под разными названиями в качестве приоритета она включена в государственную и все региональные программы, и регионы соревнуются между собой в количестве прерванных беременностей .

Каков итог войны под названием «пренатальная диагностика»?

В этом геноциде погибают как младенцы с отклонениями, так и здоровые младенцы (в качестве осложнений и ошибки метода), а матери калечатся самыми зверскими, поздними, абортами, после которых многие из них уже никогда не родят.Молодых врачей, которых учат производить такие аборты, фактически учат совершать убийство с особой жестокостью. Аборт возводится из ранга частных поступков отдельных женщин, до сих пор открыто не поощряемых государством, в ранг государственно-важной социальной политики.Существуют, по-видимому, духовные причины неосуществимости целей пренатальной диагностики. Эта деятельность способствует нарастанию в обществе жестокости и цинизма, и поэтому больные дети будут вновь и вновь посылаться нам, чтобы мы стали более добрыми, чуткими и жертвенными...По прогнозам западных ученых, следующим шагом после принятия обществом евгенических абортов будет законодательное оправдание эвтаназии успевших появиться на свет больных детей. Уже сейчас практика таких абортов отражается на отношении к новорожденным с патологией. Известно много случаев, когда врачи «принуждали умирать» новорожденных с аномалиями (или только с предрасположенностью к ним), которые не погибли сами. Принуждение беременных к диагностике неизлечимых болезней у их младенцев и практика абортов, а также неоправданные случаи кесарева сечения, наряду с грубым, циничным обращением, отталкивает некоторых женщин от консультаций и роддомов, и они уходят в частные школы подготовки к родам, что обычно завершается родами на дому, и зачастую — в воде. Это движение представляет собой значительную опасность как в медицинском, так и в духовном планах. В первом случае — из-за повышенной инвалидизации и смертности новорожденных и матерей в связи с невозможностью неотложных мер в экстренных случаях. Во втором случае — из-за приобщения семей к шаманству и оккультизму под видом безобидных психотренингов в таких школах . По этому пути они уже зашли весьма далеко. Яркий пример — цинизм, с которым они любят упоминать святого царевича Алексея Романова, болевшего наследственной гемофилией. Появление его на свет, в честь чего семья царственных страстотерпцев пожертвовала повивальному институту (ныне — «колыбель» пренатальной диагностики — НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта) большую сумму, генетики расценивают как событие, послужившее созданию службы уничтожения нерожденных детей с таким же, как у царевича (гемофилией), и другими заболеваниями. При этом они кощунственно намекают, что нашим современникам повезло гораздо больше, и путем их методики рождение таких детей, как царевич, теперь могут предотвращать!
Так что пренатальная диагностика — это и обоснование применимости скотоводческой селекции к тайне прихода в мир нового человека, и фашистская идеология, которая вызывает зловещие изменения в общественном сознании, медицине вменяет обязанность проводить геноцид и подрывает духовную опору нашей государственности.

Ещё не поздно: всем миром положение исправимо!

Глубокий анализ приоритетных национальных проектов (с акцентом на нацпроекте «Здоровье») проведен архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием . Им отмечено, в частности, что сегодняшние проблемы России не могут быть решены одним повышением финансирования и организационными мероприятиями, потому что они имеют духовно-нравственную основу. Владыка привел слова Святейшего Патриарха Алексия II:

«Россия не возродится, если духовно-нравственные ценности не будут поставлены во главу угла...»

В сфере деторождения владыка предложил оценивать работу акушерско-гинекологических служб по увеличению соотношения числа родившихся к числу абортированных детей, а также незамедлительно провести ревизию и дальнейшую реорганизацию деятельности всех центров планирования семьи с запретом проведения там абортов, пропаганды контрацепции и стерилизации и переориентацией пренатальной диагностики с аборта на лечение патологий беременности.
«Главным критерием эффективности деятельности таких центров должно быть число новорожденных детей, которым оказана врачебная помощь ещё в пренатальном периоде развития». За исполнением данного требования владыка предложил установить государственно-общественный контроль.
Приведенные меры хотелось бы дополнить ещё следующими:

1. Рассекретить данные по России об абортах и заменить демагогическую терминологию — «профилактика детской инвалидности», «предупреждение рождения детей с врожденными пороками», «создание условий для рождения здоровых детей», «меры, направленные на рождение только здорового ребенка» и пр., — на слово «аборт».

2. Отменить предусмотренное родовыми сертификатами снижение материального поощрения врачам женских консультаций и роддомов за невыявление ими неизлечимых врожденных и наследственных аномалий у нерожденных младенцев, за антенатальную гибель младенцев с аномалиями и за гибель новорожденных с аномалиями с 7-го по 27-й день жизни.

3. Произвести пересмотр существующих показателей деятельности акушеров-гинекологов и ввести такую систему показателей, чтобы врачам было невыгодно делать аборты.

4. Убрать из перечня медицинских показаний для аборта врожденные и наследственные аномалии младенца (плода).

5. Ревизии следует также подвергнуть нацпроекты «Здоровье» и «Демография, президентскую программу «Дети России» и деятельность перинатальных центров, чтобы устранить из нацпроектов и программ нормативные положения, касающиеся абортов, а из деятельности перинатальных центров — и саму практику таких абортов.

6. Отказаться от практики «снижения» показателей младенческой смертности за счет абортов (по так называемым «медицинским показаниям») и выйти с соответствующим предложением на международный уровень. Соревнование за показатели не может быть важнее человеческих жизней.

7. Пренатальную диагностику переориентировать полностью на обнаружение тех заболеваний у младенцев, которые поддаются лечению. Направленную на аборты пренатальную диагностику снять с государственного финансирования и обязательного медицинского страхования и перевести её в сектор частных услуг. Освободившееся финансирование переадресовать на пособия родителям детей с аномалиями, которых станет больше после отмены программ их пренатального уничтожения, и другие формы помощи инвалидам.

8. Принять меры, чтобы в средствах массовой информации не проводилась кампания по дискредитации образа инвалидов, чтобы были изъяты из обращения и не издавались учебные пособия и монографии для медработников с расчетами рентабельности дородового уничтожения инвалидов. Привлекать к судебной ответственности лиц, употребляющих в адрес инвалидов выражения, которые унижают их человеческое достоинство, например: «бесперспективные с социальной и медицинской точек зрения», «генетический груз», «социальный груз» и т.д.

Возрождение в общественном сознании безусловной ценности жизни каждого человека, независимо от состояния его здоровья, принятие с любовью каждого младенца, приходящего в мир, и формирование милосердного, христианского отношения к инвалидам — вот те меры, которые будут способствовать духовному укреплению нашего народа, а через это — и созидательному решению социальных и экономических проблем.
Государственные же программы уничтожения нерожденных больных детей — это война, в которой мы наносим поражение самим себе, и которой мы можем перечеркнуть все здравые меры государства в других областях.Преодолеть демографический кризис помогут такие простые и ясные действия, как пропаганда целомудрия, укрепление семьи, восстановление в обществе традиционных нравственных идеалов с одновременным развенчиванием гедонизма, борьба на государственном уровне с абортами, алкоголизмом, курением, наркотиками и т.д. Именно такие программы, утверждающие духовно-нравственные ориентиры, могут ослабить влияние наиболее значимых вредных факторов на здоровье нынешнего и будущего поколений, снизить частоту рождения больных детей (без их уничтожения) и обеспечить стабильный прирост населения.
Через средства массовой информации следует формировать положительные образы материнства, многодетности и служения ближнему, включая уход за инвалидами, а также рассказывать о жизни инвалидов, о том, что у них — особый, драгоценный путь в этом мире, своя, насыщенная жизнь. Надо показать, что проблема защиты слабых, больных, беспомощных — это проблема самого смысла, самой цели жизни человека в мире.


Демография.ру

Соколова Нина Александровна,
кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ВИНИТИ РАН, ответственный редактор научных журналов: «Физиология человека и животных» и «Клиническая эндокринология»

Массино Юлия Сергеевна,
кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН
abortsmert: (Default)
ЗАПИСЬ В НАШЕЙ ГОСТЕВОЙ КНИГЕ

Моя знакомая часто видит во сне вихрастого белобрысого пацанёнка, лет восьми.
Иногда он берёт её за руку, смотрит в глаза. Славный такой: А один раз сказал:
"Мама, зачем ты меня убила? Ведь я был бы с тобой в старости, кормил бы тебя.
Маша не сможет, она ведь в Америку уедет, а ты совсем одна останешься. Я помочь
тебе уже не смогу, а папа болеет:". Вскоре у неё умер муж. А через год её дочь
Мария действительно вышла замуж за русского эмигранта в Америке. Воистину: "Нам
не дано предугадать:".

Один знающий человек доходчиво растолковал мне, что аборт, помимо смертного
греха, ВСЕГДА налагает на женщину ИСКРИВЛЕНИЕ ЛИНИИ ЖИЗНИ: женщина платит за
каждого убитого ребёнка ПРИ ЭТОЙ ЖИЗНИ. И платит большую цену: когда мужем,
когда ребёнком... Если распадается семья, заболевает или умирает близкий
человек, что-то, не дай Бог, случается с ребёнком, ломается карьера (перечислять
можно до бесконечности), то возникает естественный вопрос: "За что мне это?". Но
мало кто догадывается, что причины чаще всего нужно искать именно в совершённом
ранее грехе детоубийства. Такова мистическая сторона этого явления: "Избавишься
от зачатого, не избавишься от убитого".

И женщине, идущей на аборт следует задуматься - кем или чем ей придётся
заплатить в будущем за ребёнка, убитого сейчас. А заплатить придётся - интереса
ради, спросите у любой вашей подруги с несложившейся жизнью, сколько у неё было
абортов? Вас поразит совпадение их количества с количеством выпавших на её долю
несчастий: смерть первого мужа, развод со вторым, болезнь единственного ребёнка:
Статистика, пусть даже эмпирическая, - весьма упрямая вещь. Она, как ничто
другое способна доказать: грех аборта возвращается всегда. Кстати,
ультразвуковые съёмки аборта на 12 неделе явно показывают: ребёнок чувствует
боль, как любой из нас, и прекрасно понимает, что его хотят убить - он всеми
силами старается отодвинуть от себя инструмент и широко раскрывает рот в
безмолвном крике, когда у него отрывают сначала ноги, затем часть туловища...
Голову извлекают в последнюю очередь и лицо убитого ребёнка всегда искажено
гримасой боли и ужаса. По этим кадрам видно, что практически нет разницы, убить
ли 3-месячного ребёнка в утробе или отрезать руки -ноги -голову 5-летнему
малышу. Без анестезии и в полном сознании. Сейчас почти все аборты проводятся
при ультразвуковом контроле - врач каждый раз имеет возможность наблюдать ужас и
муки убиваемого им ребёнка, безмолвные и бесполезные мольбы о пощаде. Но
человек, как известно, ко всему привыкает. И убивать тоже. Врачам-гинекологам,
производящим аборты не позавидуешь: слишком много невинно загубленных душ на
каждом из них, и чем или кем придётся за них заплатить В ЭТОЙ ЖИЗНИ - страшно
подумать. И какой будет встреча с убитыми детьми в той, последующей жизни,
скорее всего существующей независимо от того, верим мы в неё или нет.
И последнее - сейчас принято задавать популярный вопрос: почему наша страна так
плохо живёт? Хочется задать встречный, казалось бы, отвлечённый вопрос: может ли
рассчитывать на удачу в жизни, на понимание окружающих и помощь свыше мать, в
здравом уме и твёрдой памяти выбросившая с балкона своего ребёнка? Вопрос
риторический... А может ли рассчитывать на счастливую жизнь страна, занимающая I
место в мире по количеству детей, убитых гораздо более варварским способом?

Эрик Меркулов город Барселона ,
- Thursday, November 18, 1999 at 10:09:45

Эта статья взята отсюда:
http://life.orthomed.ru/zhizn/abortion/00038.htm

abortsmert: (Default)
Есть ли среди нас святые?

Приходской батюшка храма храма иконы Божией Матери "Воспитание" - о. Алексий( Пшеничников) на отпевании был взволнован . Когда наступила минута прощания, о. Алексий сказал напутственное слово: " Дорогие братья и сестры! Сегодня мы прощаемся со святым человеком. Теперь я вправе вам приоткрыть тайну христианского подвига этой замечательной женщины - Кошелевой Зинаиды Яковлевны. По ходу моей пастырской деятельности, мне приходится выслушивать и решать "неожиданные" вопросы. Как-то раз Зинаида Яковлевна спрашивает

- Батюшка, как мне молиться за некрещеных? - Я насторожился и спросил:

- А много их у тебя, бабулечка?

- Да, человек шестьдесят. - Я насторожился еще сильнее. Как такое может быть?"

И тогда матушка Зинаида показала о. Алексию свое кладбище, которое она обустроила как могла на территории Люберецкой станции аэрации. Матушка Зинаида проработала здесь всю жизнь оператором. Со всей Москвы сбрасываются сюда сточные воды. Из этой канализационной реки матушка вылавливала и абортированных детишек, и новорожденных, и почти годовалых младенцев. По Божьему вразумлению она давала им имена святых, хоронила и записывала в свой блокнотик. Каждому ребенку имя того святого, чья память на этот день совершалась ! Дальше опять слова о. Алексия. "... и вот я снова на кладбище младенцев. С матушкой подходим к свежему холмику, она и говорит

- Вот, вчера, мальчика здесь похоронила......Что, это , батюшка ?

За ночь на могилке распустились четыре необыкновенных цветка, которые расположились виде креста - красный, оранжевый, желтый, белый!

- Это какая-то мамочка загубила будущего святильника земли Российской," - сказал нам всем о. настоятель. Помолчав, он продолжил :" Кроме этого подвига благочестивой Зинаиды, Господь попустил ей телесные и душевные страдания. Последние 16 лет жизни, она лежала с переломом шейки бедра. Горячо любимый супруг, с которым было прожито 52 счастливых года, скончался от рака уха за год до кончины Зинаиды Яковлевны...Она очень страдала, и сейчас душа ее в обителях горних в окружении шестидесяти душ, которые считают ее матерью. Ходите на ее могилку, просите молитв," - закончил о.Алексий.

Кошелева Зинаида Яковлевна умерла 15 ноября 2005 г в возрасте 87 лет. Через полгода после этого умер от рака их единственный сын - Михаил.

P.S. Старое Люберецкое кладбище. Приятно приходить на эту могилу. Это место заметно еще издалека. Три одинаковых креста дружно стоят как небесные воины - отец, мать, сын. Где-то невидимо предстоят еще 60-т ангелов. Необъяснимое торжество православия охватывает душу, идет молитва !

Текст размещён с разрешения автора: http://blogs.mail.ru/mail/ioanna64/
abortsmert: (Default)
Смерть нерожденных
Московские гинекологи предпочитают аборты


— Сохраняться будешь?
Девушка в палате 2-й Гинекологической больницы смотрела словно не на нее, а куда-то мимо. Безучастный вид, бледное заплаканное лицо.
— Да, хочу сохранить, — тихо ответила Наташа.
— Мы тоже пытались, — отозвалась еще одна пациентка. — И я, и Галка вот, — она кивнула в сторону соседки, — только бесполезно все. Сказали "мертвый плод". Здесь всем так говорят. А потом выскабливают...
...Вы можете сколько угодно убеждать себя, что с беременностью все нормально. Вам объяснят, что это не так, и найдут у будущего ребенка "патологию, не совместимую с жизнью". Вы будете слышать, как бьется его сердце, а вам скажут: "мертвый плод". Вас направят на искусственное прерывание беременности, хотя казалось, еще пять-шесть месяцев, и вас будет двое. Потому что ваш еще не родившийся малыш нужен не только вам...
Ваш ребенок нужен старику, у которого проблемы с потенцией.
Он нужен пожилой мадам, которая хочет выглядеть шестнадцатилетней.
Он нужен чиновнику — для повышения работоспособности.
Ведь лекарства из эмбриональных материалов способны творить чудеса...

"Он все равно умрет!"
Наташа Семенова ждала второго ребенка. Как положено, встала на учет в женской консультации, сдала бесчисленное количество анализов. До трех месяцев все было в порядке, женщина прекрасно себя чувствовала, плод развивался строго "по правилам". На тринадцатой неделе беременности у Наташи начались периодические боли. Она поначалу не придала этому значения, но через три дня решила на всякий случай сделать УЗИ. По направлению из женской консультации она пришла во 2-ю Гинекологическую больницу.
— Меня, честно говоря, очень напугали соседки по палате, — рассказывает Наташа. — Но я сначала подумала, что они расстроены из-за того, что беременность прервалась. Тем более, как потом выяснилось, одна из моих соседок теряет ребенка в этой гинекологии уже во второй раз. Я была уверена, что у меня все будет в порядке: дело в том, что точно такие же проблемы у меня были в первую беременность, но все прошло, и я нормально родила.
Через пару часов Наташу отправили в кабинет УЗИ. На стульях перед кабинетом сидели 12 женщин. Разного возраста, по большей части на поздних сроках беременности — от 19 до 23 недель. Дальнейшее выглядело как кошмарный сон.
— Пока я ждала УЗИ, из кабинета выходили женщины, которые сидели в очереди передо мной и уже прошли исследование, — говорит Наташа. — Всего их было семь человек. Несколько женщин выходили в слезах и говорили, что УЗИ показало "мертвый плод". Я думала, что схожу с ума. Потом подошла моя очередь, я вошла. Врач-узист очень быстро провел мне аппаратом по животу — это и минуты не заняло — и сказал: "Ну, мертвый он у тебя. Сильно не переживай, сейчас почистим, в следующий раз родишь".
— Я вам не верю! — сказала Наташа, стараясь держаться как можно спокойнее. — Вы врете. Не может быть такого, чтобы у всех был мертвый ребенок. Я сделаю УЗИ в другом месте.
— Да что ты понимаешь? — возмутился эскулап. — Я тридцать лет делаю УЗИ. Отправляйся в палату!
— Он назначил мне пенициллин, — говорит Наташа. — А я была уверена, что ребенок живой, и спросила у сестры, не повредит ли пенициллин — это ведь антибиотик. Само собой, она тоже на меня накричала, что, мол, нечего умничать, делай, что сказано. А соседки по палате объяснили, что пенициллин колют перед "чисткой". То есть меня уже готовили к аборту.
Но избавляться от ребенка Наташа не собиралась. Она позвонила мужу, он забрал ее из больницы и сразу же отвез в поликлинику при Финакадемии — на повторное ультразвуковое исследование.
— Жив ваш ребеночек, — сказали Наташе в поликлинике. — Сердце бьется...
— Наташина история меня ничуть не удивила, — говорит вице-президент Благотворительного фонда защиты семьи, материнства и детства Игорь Белобородов. — С подобными историями к нам обращаются с удручающей регулярностью. Схема одна и та же: на позднем сроке беременности — 20—25 недель, реже на небольшом сроке женщине делают УЗИ и говорят: "плод мертвый", либо "беременность замершая" (не развивается), либо "патология плода". И настойчиво предлагают аборт. Дальнейшее зависит от самой женщины: она может поступить так, как Наташа, — то есть обратиться к другому врачу и сделать повторный анализ, а может пойти на аборт. Что, к сожалению, чаще и происходит.
Наташа вернулась во 2-ю Гинекологическую больницу за вещами. Она просила выдать ей результаты анализов, но в ответ услышала стандартное: "На руки не даем, не положено". А после зашла к тому самому врачу, который так настойчиво уверял ее — "плод мертвый".
— Я сделала УЗИ в другом месте, и мне сказали, ребенок живой!
— Ничего, — ответил специалист с тридцатилетним стажем. — Все равно умрет.


Ошибка с заранее обдуманным намерением
"Я боюсь обратиться в нашу районную женскую консультацию, так как уверена, что меня пошлют на аборт. Наша врач, если к ней приходит беременная женщина, почему-то всегда ищет причину, чтобы послать ее на аборт (слишком молода, слишком стара, второй ребенок никому не нужен и т.д.), и это не преувеличение, так как за аборт она берет с женщины деньги, а за ведение беременности ей никто не делает даже подарки".
"На шестом месяце беременности мне сделали анализ крови на альфафетапротеин. Когда я пришла узнать результаты, меня пригласила в кабинет врач и сказала: "Превышение на несколько единиц. Это значит, у ребенка будут нарушения слуха или зрения. Я вам очень рекомендую сделать аборт". Я, разумеется, не стала избавляться от ребенка, он родился совершенно здоровым, без всяких отклонений. Но все остальные месяцы беременности я просто сходила с ума".
"Мне пытались выскоблить здорового ребенка — в 1998 году в 64-й больнице. Сейчас моей девочке 4 года".
Эти письма никакой не эксклюзив. Подобных случаев в Москве сотни, если не тысячи. Опытные врачи-гинекологи тоже подтверждают эти факты.
— Я несколько лет проработала в Центре перинатологии при 29-м роддоме, — говорит врач-гинеколог Ирина Клименко. — Когда приходили пациентки, направленные на позднее прерывание беременности из-за патологии плода, просто волосы вставали дыбом. Женщина с нормально развивающейся беременностью, все в норме с ребеночком, есть какие-то незначительные отклонения, которые, по большому счету, ни на что не влияют. А ее направляют на аборт — да еще на сроке 20—25 недель.
Да, на сроке 20 недель беременности вам могут абортировать здорового ребенка — из-за халатности или непрофессионализма гинеколога. Это всего лишь врачебная ошибка. Да, вам она стоила ребенка. Но от ошибок не застрахован даже гениальный врач. А еще беременные — особы неуравновешенные, легко впадают в панику и вообще склонны к фантазиям.
Только одно не вписывается в эту гладкую схему. Врачам-гинекологам очень выгодно ошибаться. Особенно — на втором триместре беременности пациентки.


Безотходное производство. Досье
В начале 90-х годов на базе Центра акушерства и гинекологии создается московский Международный институт биологической медицины. Возглавляет институт г-н Сухих, специалист в области так называемой фетальной терапии — иначе говоря, лечении с помощью препаратов, добытых из человеческих эмбрионов (fetus — по-латыни "плод"). Провозглашается очередная революция в медицине — еще бы, по заверениям доктора Сухих и его коллег, препараты из абортивного материала — практически панацея, "эликсир молодости", а сфера их применения — от болезни Альцгеймера до импотенции. Добывается материал стандартно: женщины, собирающиеся сделать аборт (по медицинским либо социальным показаниям), пишут расписку: "...настоящим удостоверяю добровольное согласие на использование моего плода, полученного при бесплатной операции искусственного аборта, для научно-исследовательских целей с возможностью в дальнейшем их терапевтического применения". Стоимость "терапевтического применения" впечатляет: одна инъекция препарата обходится в 500—2000 долларов. При этом чудодейственными биологическими свойствами зародыш обладает лишь в возрасте 14—25 недель.
Вот цитата из статьи о "новом слове в науке — фетальной терапии". Год — 1996-й. "...Бесспорный лидер в области эмбриональной терапии — Международный институт биологической медицины. Используется этот метод и в других российских клиниках. НИИ педиатрии РАМН, НИИ трансплантологии и искусственных органов, ЦИТО им. Н.И.Пирогова, детская клиника ММА им. И.М.Сеченова — все они в той или иной степени прибегают к эмбриональной терапии".
Триумфальное шествие чудо-препаратов прерывается неожиданно: выясняется, что Институт биомедицины взялся не только производить, но и продавать фетальные ткани. "Деятельность МИБМ, поставляющего эмбриональные ткани в США, — заявляют ученые на Президиуме РАМН в феврале 1997 года, — может вызвать обвинения России как члена Совета Европы в нарушении международных норм, запрещающих продажу фетальных тканей". Через некоторое время в деле о торговле абортивными материалами возникают новые фигуранты — Российский научный центр акушерства и гинекологии и Центр репродукции человека.
30 июня 1998 года заканчивается срок действия лицензии, выданной центром "Мосмедлицензия" Международному институту биологической медицины (МИБМ) во главе с г-ном Сухих. Новой лицензии не выдается, старая не продляется.
Но к гонке за "абортивным материалом" подключаются теперь уже коммерческие организации. И всем требуется сырье.
Бизнес на "жертвах аборта" становится причиной совершенно уникального явления: среди женщин все популярнее становится профессия "человек-инкубатор". Это дамы, которые зарабатывают себе на жизнь исключительно тем, что беременеют, а после проводят искусственные роды. По неофициальной информации "ходячему инкубатору" на всем протяжении беременности платят 150—200 долларов в месяц и снимают где-нибудь комнату. После аборта, сдав ценные зародыш и плаценту, женщина получает порядка 1000 долларов и, отдохнув, начинает все сначала. Максимальное количество таких беременностей — семь, после чего "инкубатор" теряет всякую способность к репродукции и зарабатывает кучу сопутствующих заболеваний. Мало кто из них доживает до 45 лет...
Скандал, связанный с продажей фетальных тканей, быстро утихает. Следующие три года проходят относительно спокойно. Что происходит на самом деле, не знает никто.
Но, как нам удалось выяснить, изготовление препаратов из абортивного материала не прекратилось. Наоборот, с уходом проблемы в тень конвейер лишь увеличил обороты.


Убивать не страшно
Из беседы с гинекологом-эндокринологом, кандидатом медицинских наук Ольгой Секириной:
— Можно ли говорить о том, что женщин намеренно отправляют на аборт на поздних сроках беременности?
— Да, именно так и происходит. Есть "прикормленные" медицинские центры. Если они видят женщину, у которой вероятность врожденных уродств у новорожденного больше, чем у остальных женщин более молодого репродуктивного возраста, то одну-двух в день направляют на искусственное прерывание беременности. Это не аборт, это преждевременные роды. Им вводят в шейку матки специальный гель с простагландином, чем вызывают излитие околоплодных вод и выкидыш, или стимулируют преждевременные роды внутривенно. Материал этот тщательно сохраняется — даже околоплодные воды, даже если материал действительно с патологией. Потому что для омоложения организма и, скажем, улучшения потенции у пожилых мужчин это подходит. Из этих материалов производятся фетальные препараты. Применение таких препаратов стоит очень больших денег. Это целая сеть: материал извлекается, замораживается и передается по назначению — сейчас ведь много всякого рода предприятий, специализирующихся, скажем, на эмбриональной косметике.
— А вам самой приходилось сталкиваться с подобными случаями?
— Да, я сталкивалась с этим лично. Когда я "сидела" на скриннинговых УЗИ, ко мне непосредственно с этим подходили. Мол, если вы увидите возможность пороков плода, сразу направляйте к нам. Предлагали "серьезную доплату", но я, разумеется, отказалась.
— Как может происходить такого рода "операция"?
— Скажем, у женщины заболел живот. Направили на УЗИ. Там говорят: "Ой, а у вас ребеночек мертвый, надо срочно искусственные роды". А рождается ребеночек живой. Конечно, глубоко недоношенный, у нас таких не могут выходить, даже если хотят. И женщина уверена: "Я слышала, он закричал". А ей так по-свойски: да нет, вам показалось, у нас тут детское отделение рядом. И если не разбираться, вы ничего не выясните и ничего не докажете. А что было? А ничего не было. У женщины произошел выкидыш. И все.
— Какое оборудование необходимо для того, чтобы переработать абортивный материал в фетальные препараты?
— Нужен один специалист — цитолог. Никакой огромной лаборатории не надо.
— Вы можете как-то прокомментировать ситуацию, описанную Наташей?
— Это полный беспредел, и, к сожалению, история вполне реалистичная. Все-таки раньше как-то маскировали все эти вещи: скажем, ставили возможные пороки плода так называемой группе риска, предлагали повторное исследование, на котором уже заявляли: все подтвердилось, у вас уродство плода. Но хватать молодых девчонок... Все-таки медицинское насилие почище ножа с пистолетом.
Итак, по свидетельству врача-профессионала, в Москве действует хорошо организованная разветвленная сеть по "добыче" эмбрионального материала и производству из него лекарственных и косметических препаратов. Механизм действия отработан до мелочей. Но, как и всякая развивающаяся отрасль, производство фетальных препаратов требует все больше сырья. Если сначала было достаточно "реальных" поздних абортов — когда действительно существовала угроза жизни матери либо уродство плода, несовместимое с жизнью, то уже через некоторое время материала стало не хватать. В ход пошла так называемая группа риска: беременные старше 30 лет, беременные с плохой наследственностью и т.д. А в последнее время, судя по всему, гинекологические больницы и женские консультации вообще перестали выполнять "план по поздним абортам". И страшные диагнозы ставятся направо и налево — независимо от возраста и состояния здоровья женщины. Не исключено даже, что специалисты этого редкого "профиля" уверены, что делают доброе дело. Ведь чудо-препараты продлевают кому-то жизнь.
К слову, в подавляющем большинстве стран фетальная терапия запрещена. В России она процветает. Но главное даже не в этом. Для свежего абортивного материала, как выясняется, необходим сущий пустяк. Ошибочный диагноз узиста или не вполне достоверный результат анализа. Цена вопроса — 2000 долларов за одну инъекцию. Может, поэтому количество "ошибок" постоянно растет? Ведь если можно заработать на ошибке, то почему бы не ошибаться как можно чаще?
"Да поздних абортов кот наплакал! Процента полтора, не больше, от общего числа", — отмахнутся врачи. Правда, они предусмотрительно не переводят маленькие проценты в абсолютные числа. По официальным данным, за последний год в России произведено около 6 млн. абортов. А полтора процента от шести миллионов — это 90 тысяч детей. "Всего" 90 тысяч детей — население города — ежегодно уничтожают поздними абортами. И никто не знает, скольких из этих 90 тысяч уничтожили за деньги.


Добро пожаловать на аборт
Она долго не соглашалась встречаться с журналистом. Семь лет Екатерина Олеговна проработала акушеркой на "скорой помощи" и вдруг, неожиданно для всех, решила уволиться и... уйти в монастырь. Возможно, то, что рассказала Екатерина Олеговна, никак не связано с фетальной терапией. Но если такая связь все же есть, придется признать, что "аборт-машина" пытается вовлечь в орбиту своей деятельности службу экстренной помощи.
— Не так давно моей подруге — тоже акушерке — предложили новую работу, — говорит Екатерина Олеговна. — Речь шла об обычном заборе анализов — надо было всего лишь брать кровь у беременных женщин. Нагрузка — пять часов в день, зарплата — 10 тысяч рублей в месяц, по нашим меркам просто невероятная. Место будущей работы — Центр планирования семьи и репродукции (ЦПСИР), что на Севастопольской. Она попыталась выяснить, за что, собственно, собираются платить такие деньги. И человек, который предложил ей эту работу, ответил: "У нас в ЦПСИР села какая-то контора. Они платят очень большую арендную плату. Эти анализы зачем-то нужны им. Ты можешь позвонить непосредственно туда и все узнать". Она позвонила, и какая-то женщина из таинственной "конторы" объяснила, что речь идет о беременных женщинах, а 10 тысяч в месяц — это лишь начало. Подруга поинтересовалась, что будет впоследствии с этими женщинами. Получила ответ: "90 процентов беременных пойдут на прерывание". Разумеется, она отказалась, мы поговорили об этом, поохали-поужасались и забыли. А в июле у нас на работе объявляют: планируется общее совещание акушеров "скорой помощи" — быть всем, совещание курируется главврачом, он чуть ли не по головам всех сосчитает. В общем, страху навели. Собрались все акушеры со всех подстанций. Пришел на это совещание главврач ЦПСИР. Около двух часов рассказывал о своем центре: чем они занимаются, как роды принимают и т.д. В общем, информация, которая среднему медперсоналу, по большому счету, не нужна. А к концу совещания объявляет: у нас, мол, в центре теперь будет генетическая лаборатория. Одна уже действует на Опарина, 4, — это Центр акушерства и гинекологии, вторая — в клинике на Большой Пироговке. Специализация лаборатории — мертворожденные, зародыши с генетическими патологиями и болезнь Дауна. Главврач очень подробно рассказал, что им удается выявлять нарушения на стадии внутриутробного развития и "избавлять женщин от этих проблем". Естественно, если ставится диагноз "болезнь Дауна", женщина сразу же направляется на прерывание беременности. И у многих создалось ощущение, что приглашали всех как раз для того, чтобы прорекламировать эти "генетические лаборатории". Во всяком случае, нас просили направлять женщин с подозрением на патологию плода именно туда. Когда я все это прослушала, у меня четко сложилось ощущение: новая генетическая лаборатория как-то связана с той работой, которую предлагали моей подруге.
Разумеется, ни в этом совещании, ни в предложениях главврача ЦПСИР нет никакого криминала. Но кто поручится за порядочность каждого конкретного врача? Или за профессионализм генетика? И что за странная "контора" предлагает десять тысяч рублей за забор крови из вены, который стоит максимум три?
Живой ребенок — сплошные убытки. На нем не заработаешь. А вот такие страшные для любой женщины слова, как "патология", "уродство" и "мертвый плод", — первый шаг к постоянному доходу. Последним шагом на пути к деньгам будет смерть нерожденных.


Московский Комсомолец
от 26.09.2003
abortsmert: (Default)
Подумайте!
1 500 000 легальных убийств в России в год.
Смело прибавляем столько же нелегальных.
Итого 3 000 000.
Делим на 12 мес., на 29,4 дня, на 24 часа, на 60 минут.Получается 5,9.
Итак, 6 убитых каждую минуту круглосуточно.
Я не знаю, может это расстройство, но я постоянно вспоминаю, что каждую минуту - 6 убитых.
Пока я это пишу - уже 30 убитых.
Иду по улице, сижу на работе, наблюдаю за играющими детьми - 6 убитых постоянно со мной.
Буду ли думать про "некрасивость" фоток убитых при том, что трупами от любого почти несёт за версту? И руки по локоть в крови своих детей?
Как мочить своего ребёнка - так все в норме, " у нас есть право". Как раскаиваться - так сразу "не надо, нам противно".А ребёнку было очень больно, это намного хуже, чем "противно" от фоток.
Кем бы он стал? Сколько детей родил? Сколько открытий сделал? Сколько душ спас, ставши святым?
Фотку можно закрыть за секунду, а ребёнок не мог защитить себя, у него не спрашивали. Его мочили, что бы легче жилось.
В отпуск, например, поехать можно без проблем. Или шубу купить...
У нас могилы будут, а его растворили в кислоте.
Несопоставимо - шуба и убийство ребёнка.







Page generated Jul. 28th, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios