abortsmert: (Default)
2015-02-26 02:28 am
Entry tags:

СССР: ШЕСТЬ МИЛЛИОНОВ УБИТЫХ ДЕТЕЙ В ГОД



Страшные свидетельства очевидицы.

В 1980 г. я устроилась работать мед. сестрой в отделение гинекологии районной больницы г. Анапы. О том, что стоит за словами «искусственное прерывание беременности», несмотря на начальное медицинское образование, понятие имела смутное. И теперь, спустя годы, увидев и осознав, что происходит в отделении, считаю своим долгом раскрыть весь ужас того, что стоит за словами «аборт» и «искусственные роды».
Работала я постовой мед. сестрой, в круг моих служебных обязанностей входил и уход за женщинами, которым сделали плановые аборты, была специальная мед. сестра, но на ночных дежурствах оставалась одна, работала с дежурным врачом, когда ночью приходили те, кто за плату хотел быстро избавиться от ребенка или по «скорой» привозили так называемые «криминальные аборты» и женщин с начавшимся выкидышем, тогда приходилось помогать врачу.
Хочу сказать, что не раз слышала беседы врача с женщинами, готовившимися к аборту о том, что «до 12 недель плод как человек еще не сформирован и представляет собой всего лишь «сгусток крови». Признаюсь, думала и сама подобным образом.
В одно из дежурств пришла женщина, попросила позвать врача, как выяснилось потом, хотела быстро негласно прервать 7-8 недельную беременность. Врач дал мне указание готовить инструменты. Тогда я впервые увидела, что это за «сгусток крови». Когда врач выскабливал полость матки, в таз, стоявший под женщиной, вместе с кровью плюхнулся маленький ребенок. Он был такой крошечный (6-10 см), что выпал целый, не поврежденный инструментом. У него было все как у взрослого человека: ручки, ножки, личико, только не было ноготков и вместо глаз были щёлочки… Ребёнка вместе с содержимым таза отправили в канализацию. Детей, убитых на более поздних сроках беременности, выкидывали вместе с остальным мусором в мусорные контейнеры, где их растаскивали собаки.
Ещё ужаснее были искусственные роды от 4 до 7 месяцев беременности. Ребёнок часто рождался жизнеспособным, кричал, сучил ножками… Чтобы смерть наступила быстрее, младенца клали на пол, в коробку и открывали окна и двери, чтобы устроить сквозняк. О том, что я чувствовала, видя всё это, писать не буду. Приходя утром на смену, я бежала в абортарий, зная, что там должен лежать ребёнок после искусственных родов, крошка, оставленный умирать. Если младенец был жив, я заворачивала его в махровое полотенце, включала сухожаровой шкаф и укладывала ребёнка на него, чтобы согреть, потом разводила глюкозу и из пипетки кормила малыша. Часто дети выживали, я получала за это выговор, а за ребёнком приезжала «Скорая помощь» и увозила его в детскую больницу. Спустя некоторое время я звонила в больницу, чтобы узнать, что с ребёнком, иногда дети оставались живыми и даже здоровыми.
Один-два раза в месяц к нам в гинекологию приходила на дежурство врач из городской поликлиники. Быстро познакомившись с женщинами, зная причину их прихода в отделение, предлагала свои услуги: за «кругленькую сумму» «освободить» женщину от ребёнка всего в течение нескольких минут. Многие соглашались, потому что успевали рано утром уже уйти домой, никем не замеченными. Делала врач всё сама, мед. сестру звала только, чтобы убрать оставшееся после аборта. Но не зря говорится, что «всё тайное всегда становится явным», вскоре стало известно, как эта врач делала аборты женщинам с большим сроком беременности: вводила в полость матки специальный раствор и прямо рукой вырывала ребёнка, причиняя при этом женщине непереносимые страдания. Своих детей у этого врача не было, и ей, вероятно, не было присуще чувство материнства, видимо именно по этой причине она никогда не уговаривала будущих матерей сохранить жизнь младенцу, и обращение её с женщинами и их детьми было крайне хладнокровным. Сейчас этой женщины уже нет в живых. Мне не хочется называть её фамилию, так же, как и имена других врачей, которых я упоминала.
Пусть каждый, читающий мой рассказ, осознает сам весь ужас происходившего и происходящего в наших больницах до сих пор и принесёт покаяние Богу, пока ещё не поздно!

Раба Божия Анна, прихожанка храма св. преп. Серафима Саровского в детском курорте Анапа.

Это письмо опубликовано иереем Максимом Обуховым.

abortsmert: (Default)
2011-10-14 05:13 pm

ОК и спираль для долгой и тихой смерти

Источник: mila_lova

ГОРМОНАЛЬНЫЕ КОНТРАЦЕПТИВЫ (ОК)

Каков механизм действия оральных контрацептивов?

Эффект таблеток обусловлен несколькими механизмами:

1. Подавление овуляции.
2. Уменьшение подвижности семени.
3. Абортивный эффект, заключающийся в нарушении способности внутренней стенки матки воспринять оплодотворенную яйцеклетку, что приводит к гибели уже зачатого эмбриона (это же касается и внутриматочной спирали).
Абортивный эффект имеет место приблизительно в 10% случаев (в случае со спиралью - это 100%).

При использовании гормональных контрацептивов с низким содержанием гормонов вероятность аборта возрастает.

Механизм действия гормональных таблеток основан на том, что в организм посылается ложный сигнал о том, что женщина постоянно беременна, в течение 12 месяцев в году. Естественно, что организм к этому не приспособлен, и в результате такой сильной гормональной атаки наносится удар по всем жизненно важным органам. При приеме этих гормонов все органы становятся мишенью их действия.

Например, аннотация к препарату "Мерсилон":

Фармакологическое действие:

Комбинированный контрацептивный пероральный препарат. Механизм действия основан на угнетении гонадотропной функции гипофиза (т.е. препарат действует в первую очередь на мозг - прим.автора), подавлении развития фолликула и нарушении процесса овуляции.

Контрацептивный эффект усиливается за счет воздействия на цервикальную слизь, что затрудняет проникновение сперматозоидов в матку (т.е. зародыш умирает, потому что не может попасть в матку - прим.автора), а также изменений в эндометрии, препятствующих нидации яйцеклетки (то самое иссушение полости матки, при котором зародыш не может к ней прикрепиться и погибает - прим.автора).

Препарат вызывает регулярные кровотечения, имитирующие нормальные менструации.


Побочные действия и осложнения:

1. Атрофия слизистой оболочки матки и бесплодие

2. Воспалительные заболевания органов малого таза

Read more... )
abortsmert: (Default)
2011-03-03 04:35 am

Как делают аборт? Документальный фильм

Сразу говорю - убийство ребенка зрелище не из приятных. Однако многие считают, что "там еще не ребенок, а кусок плоти".
Вот для таких людей этот документальный фильм. Ведь знание - сила...
Если кто страдает расстройством или недавно откушал (отобедал, отужинал), а так же если кто страдает бессонницей - лучше не смотреть.
В остальных случаях запаситесь пакетиком или тазиком.
И не говорите, что вас не предупреждали...


http://vkontakte.ru/video78860347_148745166

Скачать это видео можно ЗДЕСЬ

ЕЖЕДНЕВНО в России так убивают ПЯТЬ ТЫСЯЧ детей.
КАЖДЫЙ ДЕНЬ БЕЗ ПЕРЕРЫВА.
Каждую минуту так убивают ШЕСТЕРЫХ детей - круглосуточно.
Пока я размешал этот пост убили таким образом 30 русских детей. (5 минут умножаем на 6 трупов)
Вы еще не знаете, почему мы плохо живем?



abortsmert: (Default)
2010-07-16 02:40 am

Методы убийства своих детей. Освенцим отдыхает.

Сейчас все любят говорить про "гуманизм".

Про то, например, что преступников надо любить, создавать им "условия".

И это прекрасно.

Но при этом гуманисты не говорят про миллионы убийств детей в год, совершённых чудовищными методами.

Потому что гуманизм  эгоистичен.

Образец "гуманизма" приведён ниже.


АБОРТ С ПОМОЩЬЮ ВВЕДЕНИЯ РАСТВОРА СОЛИ
1
Так выглядит девятнадцатинедельный ребёнок после «соленого» аборта. Этот метод используется после 16-той недели беременности, когда достаточное количество жидкости скапливается в плодном пузыре. Через длинную иглу в плодный пузырь вводится гипертонический (20%) раствор натрия хлорида, вызывающий развитие выкидыша. Наружный слой кожи сжигается, поскольку для нежной кожи малыша это то же самое, что погружение в ванну с раствором соляной кислоты. Через несколько часов начинается родовая деятельность, и ребенок изгоняется из матки. Младенец погибает мучительной смертью, в некоторых случаях уже после рождения. Осложнением при введении слишком большой дозы раствора или при попадании его в кровеносные сосуды женщины может быть гипернатриемия (повышенное содержание натрия в крови), которая характеризуется головными болями, болями в груди, падением артериального давления, шоком, разрушением эритроцитов, иногда вызывает смерть.
РАСЧЛЕНЯЮЩИЙ АБОРТ
2

На сроке до 12 недель аборт делается с помощью специального петлеобразного ножа - кюретки, который расчленяет младенца на части и удаляет из матки. Если аборт производится на сроке, превышающем 10 - 11 недель, головку ребенка приходится раздавливать щипцами, иначе ее невозможно удалить. Как и предыдущий, этот аборт делается вслепую, что создает большую вероятность травм. Травмирование мышечного слоя матки составляет 24,5%. На сроке 13 - 15 недель аборт методом выскабливания или вакуум - аспирации считается чрезвычайно рискованным в связи с большой вероятностью сильных кровотечений и травм и производится в исключительных случаях.
ОТСАСЫВАЮЩИЙ АБОРТ
3

Подавляющее большинство абортов производится именно эти методом. Мини-аборты производятся до 4-недельного срока беременности. Шейка матки захватывается пулевыми щипцами, и после расширения шеечного канала в полость матки вводится трубка от вакуум-аспиратора, в котором создается отрицательное давление для отсасывания содержимого - крошечного человечка размером 5 - 6 мм. Аппарат мгновенно умерщвляет его и отправляет в банку для отходов. Поврежденный участок слизистой матки никогда не восстановится. Вакуум-аспиратор применяется и для абортов на более поздних сроках беременности - до 12 недель. При этом тельце малыша разрывается на части.
АБОРТ С ПОМОЩЬЮ КЕСАРЕВА СЕЧЕНИЯ (ГИСТЕРОТОМИЯ)
4

Этот метод достаточно стандартен до момента отсечения пуповины. При обычном кесаревом сечении делается всё для его выживания ребенка, отсасывается слизь, оказывается интенсивная терапия в инкубаторе для новорождённых и пр. На этом снимке вы видите ребёнка весом 900 грамм, на 24-ой неделе беременности, который был абортирован. Отсечённый от пуповины, он был положен в ведро и оставлен умирать, а после выброшен в печь. Здесь представлены реальные хирургические инструменты, потемневшие от многократного автоклавирования, которыми совершались аборты. После легализации абортов подобными инструментами было убито больше людей чем огнестрельным оружием и любыми другими средствами массового поражения.


Статья взята с сайта православной газеты "Благовест":

http://www.cofe.ru/blagovest/MR/14.php

abortsmert: (Default)
2010-06-05 02:52 am

КАЗНЬ НЕРОЖДЁННЫХ. Им приговор - мешают "жить"

...Недавно в один из моих антиабортных блогов - дневников написала читательница, решившая передать рассказ своей сестры. Признаюсь честно - не поверил бы, если не многие подобные рассказы разных женщин, как медицинских работников, так и пациенток гинекологических отделений, которые описывают, по сути, один и тот же процесс умерщвления ребенка, который выжил при "солевом аборте". Правда, рассказы эти весьма коротки, умещаются в несколько строк - видимо, вспоминать такое тяжело (и то верно - рехнуться можно. Это как же надо любить СЕБЯ, что бы ради своей "СПОКОЙНОЙ" жизни "без проблем" таким страшным образом КАЗНИТЬ, другого слова не найдешь, своего ребенка?)
Так как рассказ уважаемой читательницы был более полон, размещаю его с её разрешения.
...Моя подруга лежала в больнице (у неё был выкидыш, подскальзнулась и упала), в гинекологии. В палатах там лежат все - и беременные, и на аборт, и после выкидышей. Аборты на больших сроках делали прямо в палатах, на виду у всех. Делали укол, вызывающий роды и ребеночка 5-6 месяцев вытаскивали по кусочкам: РУЧКИ, НОЖКИ, ПОЛОВИНА ТЕЛЬЦА, ДРУГАЯ ПОЛОВИНА, ГОЛОВКА...
"Ой, а у вас мальчик! (девочка)" - Девчонки молодые, побоявшиеся раньше рассказать мамам, взрослые женщины, не желающие иметь детей, беременные, лежащие на сохранении, только что потерявшие - у всех в глазах ужас от происходящего. А женщина, из которой достоют кусочки её ребеночка лежит - представляете, о чем она думает? Страх? Стыд от того, что ВСЕ это видят? Позор? Угрызения совести? Раскаянье? Унижение? Осознание того что она совершает убийство? Да много о чем думает!!! О чем бы не думала, она только сейчас осознает, что это она пронесет
через всю свою жизнь,э то будет её грех и она будет его искупать!
Это происходит по много раз: "РУЧКИ, НОЖКИ, ГОЛОВКА, ТЕЛЬЦЕ... Опять - "РУЧКИ, НОЖКИ, ГОЛОВКА, ТЕЛЬЦЕ,"МАЛЬЧИК", "ДЕВОЧКА"...
Врачи на вопрос "Почему это делается в палате?" Отвечают:"Пусть смотрят, может кто-то передумает". Действует: одна девушка кричит, что хочет домой, что не сможет этого сделать... Сработало! Чудо - один остался в живых! Но сколько убили???
Многие боялись ходить в туалет - очень страшно!!!
Женщины, которым ввели солевой раствор (они называют это "заливкой"), но ребенок с таким огромным желанием жить, увидеть мир, любить - что никакой раствор ему нипочем, родился - кричит от боли, т.к. все его крошечное тельце в ожогах, местами потемневшая, сожженая кожа - врачи отдают этих деток "мамам", потому что сами убивать не хотят. А "мамы" - кто во что горазд: кто просто на окне оставит замерзать, кто в
туалете пытаеся утопить, кто подушку на лицо положит, а кто и руками задушит... А они кричат во всю силу своих крошечных лёгких, ведь они не могут себя защитить, они беспомощны, самый близкий и родной человек, который ДОЛЖЕН их ЗАЩИЩАТЬ и ОБЕРЕГАТЬ - лишает их права на жизнь!
Вот и боятся ходить в туалет - придешь, а там на окне лежит ребенок и кричит, долго кричит, и замерзает, и никому до него нет дела...
А когда они умрут - "мамы" относят их врачам, которые их оформляют как мёртворожденных (хотя это убийство матерью новорожденного и за это есть статья)...


Мария Дворцова
abortsmert: (Default)
2010-05-20 08:49 pm

Кровавая математика

Цифры знают все, но все-таки они абстрактны. Например, можно легко и быстро подсчитать, сколько детей убивают ежеминутно в России - надо разделить три миллиона абортов на 12 месяцев, на 29.4 дня, на 24 часа, на 60 минут - получается почти 6. Шесть детей в расход ежеминутно, круглосуточно. Мы спим, смотрим ТВ, работаем, говорим по телефону - шесть детей в это время кончают свою жизнь в агонии.

Проблема в том, что эту цифру невозможно осознать, прочувствовать, потому что ум отказывается понимать, как можно ежеминутно 6 детей в расход - в мирное время, войны нет...

Возможно, что бы оценить масштабы мочилова, надо подсчитать, сколько детей убили начиная с 1955 года, когда убивать разрешили официально - округлим до 2005, т.е. 50 лет умножаем на 5 миллионов ежегодных абортов, это - самый минимум, умножать можно спокойно на 10 миллионов, потому что подпольных абортов в несколько раз больше было всегда.

Получается, что минимум убили 250 000 000 (Если запутались в нулях - двести пятьдесят миллионов) убитыми.
К сведению, сейчас население РФ около 140 000 000. В Бразилии, например, больше - 190 миллионов. В Японии, крошечной, по сравнению с Россией - более 120 миллионов, то есть почти столько же, как в России.

Одно можно сказать - если бы тех детей, преимущественно русских, не убили бы, то сейчас мы жили бы в другой стране. Хотя бы потому, что не было бы стольких гастарбайтеров, которые перекачивают в свои чуркестаны миллиарды русских денег... Можно сказать про армию, в которой некому служить, долгожданная служба по контракту давно бы была реальностью. Можно вспомнить про тысячи километров неосвоенных земель, пустых деревнях... Ну и т.д.

Про науку вообще умолчу, там - дело случая, из тех ученых, которых убили, кто-то может быть открыл бы новые вселенские законы или нашел новые методы лечения неизлечимых болезней.

Двести миллионов убитых людей - это еще не окончательный анализ, у них были бы свои дети, подсчитаем примерно - тем, кого убили в 60-х, сейчас было бы больше сорока лет, можно сказать, что у убитых с 55 по 80 года сейчас было бы около двух детей как минимум (если бы аборты были запрещены), получается еще 150 000 000 (сто пятьдесят миллионов) молодых людей - мечта нашего пенсионного фонда была бы явью.

Таким образом, можно говорить о 400 000 000 населения, которых убили только потому что в 1955 году разрешили убивать.
А вообще эту цифру надо смело умножать на два, это признают и врачи, и работники статистики, поэтому речь идет о 800 000 000 (восьмистах миллионов) убитых русских людей.

То, что на том свете убитые дети встречают своих "родителей" - понятно, то, что эти родители видят там своих детей в безграничном океане окровавленных трупиков (от горизонта спереди до горизонта сзади) - тоже сомнений не вызывает, только интересно, те, кто узаконил убивать сколько душе угодно - они где? В окружении кого, и какие претензии окружающие к ним предъявляют...

51190425_Antiabort_agit_material_21




Советский народ vs Гитлер - кто более жесток?




Советский народ в целом далеко заткнул Гитлера и всю их шарашку по количеству жертв - если в результате ВОв погибло 27 000 000 человек (округлим до 30 000 000), то в МИРНОЕ время в СССР советский народ порешил такое же количество человек за каких-то пять лет. За одну пятилетку... Расчет прост и основан на статистике, приведенной в гос. источниках - в год в СССР делалось 6 миллионов абортов, умножаем на пять - получаем тридцать миллионов убитых детей.

Таким образом в СССР каждые пять лет убивали столько же людей, как за всю ВОв.

Только одно но - во время войны все-таки была цель у обоих сторон, был смысл ради чего воевать, погибать... И убивали ВРАГОВ. А тут - убивали СВОИХ. И не просто своих, а своих ДЕТЕЙ.

Поэтому когда говорят об ужасах фашизма, я всегда думаю, а почему не говорят об ужасах аборта?
Аборт в нашей стране унес жизней ровно в десять раз больше, чем Гитлер с компанией.

А все о каком-то жалком Гитлере фильмы снимают... Пишут статьи "почему он был таким садистом и придурком"...
Наш народ получается садист и придурок в 10 раз больший, раз убил в 10 раз больше - и не врагов, а своих собственных детей.



abortsmert: (Default)
2010-04-14 01:38 pm
Entry tags:

Список пролайферов в жж

Уважаемые единомышленники!

Прошу добавляться в комментариях и я перенесу ссылку на ваш дневник в содержание поста.



matusenka

glebin

gyaur



o_megas

4esn0k0v

b_e_z_fanatizma



nikowow



abortsmert: (Default)
2010-04-13 12:31 am
Entry tags:

Крестники

- К р е с т н и ч е к твой нынче невесту привёз, ты уж приходи, Маврунь, будем петь, как положено, - очередной раз услышал я это странное, для некрещеной и неверующей бабушки, слово и снова вспомнил, вдруг, тонкую спицу, фигуру петушка на её рукоятке, горящие свечи, увиденные сквозь щель печной занавески, странные стихи нараспев...

...Долгие послевоенные годы в стране были запрещены аборты по желанию женщины, - требовались особые показания, да и с ними было не всё так просто.
И даже когда, наконец, аборты были разрешены, - сделать их в деревне было, практически, невозможно. Следовало ехать в "район" - то бишь, в районный центр, где был соответствующей квалификации персонал и техническая возможность для подобных процедур.
Но разрешить-то – разрешили, а позором и чем-то грязным эта процедура всё равно осталась и никакой врачебной тайны за собой не несла: даже если на "выскребание" приходила девица взрослая и сама решающая – всё равно до её деревни весть доносилась через пару-тройку дней, обрекая на косые взгляды и плевки вслед. "Скинуть" было позорнее, нежели "понести" без мужа.
Потому, многие решались на поиски старушек-у м е л и ц по такому делу.

... - Твёрдо ли решила, хорошая моя? – спрашивала дрожащую девицу бабушка.
- Д-да...
- Ну тогда сиди, слушай, смотри, сегодня буду готовить тебя, а завтра уж и дело сделаем...

Она ставила на стол большую деревянную, крашеную черным потрескавшимся лаком, шкатулку, доставала красную бархотку, сложенную вчетверо, расстилала её, затем укладывала сверху странного вида спицу, с крючковатым загнутым острием и рукоятью в форме петушка, поднявшего в испуге крылья...
Все это время она негромко приговаривала то ли стихи, то ли молитвы со странными рифмами, из которых слышалось:

- ...будем-будем мы искать,
как нам деточку убрать,
спи, малютка, спи малыш,
больше в мамке не поспишь...

Потом трясущаяся посетительница ложилась на топчан, установленный в центре комнаты, по обе руки от неё ставились на пол две обрезанные стеклянные колбы, на дно которых, капнув расплавленным воском, прикреплялись две свечки, принесенные самой девочкой.
Продолжая нараспев приговаривать, бабушка вдруг затихала, проводила недрогнувшей ладонью сквозь пламя обеих свечей и говорила:
- Мальчик...это хорошо, мальчики лёгонькие, выпрыгивают сами, а этот еще и с челочкой, заводной, п о п р ы г у н...

На обнаженный живот укладывалась спица , свисая за край своей петушковой рукоятью, спицу двумя сухонькими ладошками бабушка прокатывала от груди до самого низа живота и обратно несколько раз, продолжая разговаривать с кем-то, незримо присутствующим, бессмысленными, для меня, подглядывающего, словами:

- катись-катись веретено
мне расскажи что знать дано,
как птенчик малый будет жить
и как же нам его сгубить...

Вдруг, она толкала рукоять этой страшной "спицы" девочке и требовала:
- Возьми в руку крепко, сама прокати веретенку, что почуешь – кричи!
Испытуемая бралась за петушка и с воплем отдергивала руку:
- Горячая!

- Всё правильно, всё правильно, - шептала ей бабушка – знач, эта п р о ц е д у р а для тебя последняя, знач, больше не "понесешь", как вычистим тебя завтра, - петушок знак дал...
Потом был чай со зверобоем, мятой и душицей, - который посетительница пила, обжигаясь и боясь отказать, потом бабушка расчесывала ей волосы, повторяя уже другие стихи:

- власы и головушка
молчи моя соловушка
не кричи молодушке
о мальчонке-солнышке...

Расставаясь, сговаривались на завтра, на одиннадцать вечера, со своей простынёй и ватой-бинтами...

Назавтра никто не приходил.

К а к они находили бабушку, как именно её им рекомендовали – загадка...
Знаю только лишь, что в трёх крупных деревнях у неё были «товарки» - знакомые старушки, приходившиеся дальними родственницами, кумами иль вовсе – седьмой водой на киселе – про которых шла известная молва, - вот к ним и обращались "понесшие" молодицы, а те уже и направляли их к бабушке...

Проходили месяцы, иногда – годы...
В сенках я, вдруг, видел плачущих женщин, целующих испуганной бабушке руки, суровые отцы семейства совали конверты с пухлым содержимым, но денег бабушка не брала.
Тогда и появлялись наутро крынки с еще парным молоком у ступенек крыльца, шмат сала в туеске, кусмище масла, завернутый в несколько слоев пергамента и уложенный в самодельную липовую корзинку... Однажды на моих глазах из военного уазика выгрузили целый ящик венгерских яблок – невиданное лакомство среди сибирской зимы.
А уж если бабушке надо было нанять машину для перевозки дров в её хатку – то, несмотря на все уговоры взять деньги, машину пригонял очередной "крестничек" и брал только то, что положено "по совести" - на бутылку красненького.
В результате молоко она относила соседку пропойце и туберкулезнику, которого иногда распекала за золотые руки, прикладываемые только к "шапочке" беленькой поллитровки, яблоки доставались и родным внукам, и соседской цыганской семье...

- Неужели, НИ ОДНА так и не пришла на второй день? – однажды, незадолго до её инсульта, решился спросить я.
- Приходили...две... – в её, уже не видящем правом глазе появилась маленькая слезинка.
И ведь точно, я вспомнил: «Сыр тут кхарна, про лав?» - разговор бабушки с совсем юной, фигуристой на вид, но явно лет 14-ти, цыганочкой, которая пришла и на второй день... Какие уж причины толкнули её, которую с радостью бы принял бы любой табор, на такое – не знаю... Как не знаю и причин, которые были у другой, высокой и такой же чернобровой девочки, с резким властным голосом, с которой бабушка разговаривала на каком-то языке, похожем на немецкий, резком и рубленном. Окончания встреч с теми непреклонными посетительницами я не дождался и судеб их не знал.

- И ты их...? – не смог закончить я.
- Да ну-у, что ты, - петушок не дал пропасть, выручил, - уже сквозь слезы улыбнулась бабушка... Помнишь, рыбку фаршированную?
И точно – однажды у порога обнаружилось большое красивое блюдо, в котором лежала завернутая в фольгу огромная щука, внутри которой было что-то напихано – с неописуемым вкусом, - такого блюда не делали ни мама, ни сама бабушка.
А цыганочка... - про неё стало тоже понятно, когда я вспомнил про любимые бабушкины бусы, каждый шарик которых был скреплен из четырех частей и был сделан из какой-то странной, почти невесомой, древесины.

...Когда я стоял на кладбищенской тропинке, не решаясь подойти, успокоить плачущего отца, сидевшего у могилки, я заметил несколько человек, преимущественно женщин, терпеливо дожидающихся в сторонке ухода последних посетителей с места последнего приюта бабушки. Среди ждущих были и дети разных лет, и молодые парни...
Наконец, отец встал, поправил венки, бросил последний взгляд на свежую землю и медленно пошел к выходу, не утирая слезы.
Стоящие поодаль немного выждали, а потом стали поочередно подходить к могилке, что-то шептать и раскладывать поверх всех венков цветы. Никого из них я не видел на поминках...
Сложив цветы, взрослые встали вокруг сотворенного, а в это время маленькая девчушка положила на ленточку верхнего венка, мне показалось, какую-то игрушку, похожую на карамельного петушка, завернутого в целлофан...

...Прошел почти год, я приехал в "родительский день" на кладбище, никому не говоря о своем появлении, – и еще с тропинки увидел то, что потом оказалось лесом из карамельных петушков, стоящих в изголовье бабушкиной могилки. Уже темнело, но люди с петушками всё подходили и подходили...

автор serafimm
http://serafimm.livejournal.com/



abortsmert: (Default)
2010-04-04 02:25 am

На зависть Фредди Крюгеру: абортивные инструменты

Если кто-то ещё не знал...

Этот пост посвящаю мамочкам, которые считают, что игрушки в детском доме страшнее, чем нижепредставленные.
А ещё тем женщинам, которые считают, что при помощи этих инструментов они могут решить некоторые свои проблемы.





Беременным и впечатлительным смотреть не рекомендуется
Для описания действия "приспособлений" наведите мышку на изображение


Абортивные инструменты


Мануальная вакуумная аспирация  МВА используется для аборта ребёнка в возрасте от 6 до 12 недель. Этот ручной шприц работает по принципу всасывания. МВА используются миллионы раз в год во всём мире. Главная проблема метода в том, что образуется слишком сл
1. Мануальная вакуумная аспирация МВА используется для аборта ребёнка в возрасте от 6 до 12 недель. Этот ручной шприц работает по принципу всасывания. МВА используются миллионы раз в год во всём мире. Главная проблема метода в том, что образуется слишком сл
Маточная кюретка  Одна сторона петли острая, чтобы разрезать на части ребёнка. Другой стороной выскабливают матку, чтобы отделить плаценту.
2. Маточная кюретка Одна сторона петли острая, чтобы разрезать на части ребёнка. Другой стороной выскабливают матку, чтобы отделить плаценту.
Шприц с позвоночной иглой  Использование этого инструмента заключается во введении солёной воды в матку. Ребёнок глотает и вдыхает яд. Причина смерти - гиперемия, кровоизлияние и шок. Мать находится обычном состоянии и приблизительно день спустя и рожает
3. Шприц с позвоночной иглой Использование этого инструмента заключается во введении солёной воды в матку. Ребёнок глотает и вдыхает яд. Причина смерти - гиперемия, кровоизлияние и шок. Мать находится обычном состоянии и приблизительно день спустя и рожает
Щипцы  Этот инструмент аборта используется, чтобы раздавить, ухватить, и разорвать тело ребенка.
4. Щипцы Этот инструмент аборта используется, чтобы раздавить, ухватить, и разорвать тело ребенка.
Эмбриотомические ножницы  Этот инструмент используется, чтобы отделить голову, руки и ноги.
5. Эмбриотомические ножницы Этот инструмент используется, чтобы отделить голову, руки и ноги.
Разрушительные Щипцы Ван Хувеля с цепной пилкой  Для разрезания головы ребёнка сверху вниз - от макушки до основания.
6. Разрушительные Щипцы Ван Хувеля с цепной пилкой Для разрезания головы ребёнка сверху вниз - от макушки до основания.
Lollini  Этот перфоратор использовался, чтобы выполнить краниотомию головы ребёнка как предварительный процесс в разрушении черепа, который позволил бы последующее извлечение.
7. Lollini Этот перфоратор использовался, чтобы выполнить краниотомию головы ребёнка как предварительный процесс в разрушении черепа, который позволил бы последующее извлечение.
Tire-tete  Цель этого инструмента состояла в том, чтобы зажать голову ребенка между зубчатыми концами. Как только голова удерживалась, длинное тонкое жало глубоко вонзалось в череп как меч. Инструмент держал голову ребенка, чтобы её можно было извлечь, ка
8. Tire-tete Цель этого инструмента состояла в том, чтобы зажать голову ребенка между зубчатыми концами. Как только голова удерживалась, длинное тонкое жало глубоко вонзалось в череп как меч. Инструмент держал голову ребенка, чтобы её можно было извлечь, ка
Акушерские костные щипцы  Этот инструмент аборта использовался, чтобы разломать череп ребенка и позволить извлечение.
9. Акушерские костные щипцы Этот инструмент аборта использовался, чтобы разломать череп ребенка и позволить извлечение.
Tire-tete  Этот инструмент вонзает шип в голову ребенка. Как только он оказывается внутри, нажимают на кнопку. Инструмент расширяется, и можно вытащить ребенка.
10. Tire-tete Этот инструмент вонзает шип в голову ребенка. Как только он оказывается внутри, нажимают на кнопку. Инструмент расширяется, и можно вытащить ребенка.

Read more... )

abortsmert: (Default)
2010-01-31 04:37 pm
Entry tags:

Жуткие последствия аборта. Свидетельства женщин.

"Не совершайте моей ошибки - будете вечно сожалеть"

Воспоминания женщин, сделавших аборт

Моя трагедия началась 30 октября 1974 г., в тот злополучный день, когда я убила своего ребёнка, девочку, сделав так называемый поздний аборт. Я была беременна уже пять с половиной месяцев. Обратилась к врачу, так как моя семья настаивала на аборте. Я постоянно слышала от них: "Нэнси, может, ты ещё передумаешь?" Аборт - это была с самого начала только их идея. Мой муж покинул меня и больше не вернулся. Взять на себя ответственность за троих детей он не решился. Тогда я пошла к врачу и спросила: "Что мне делать?" Он посмотрел на мой живот и сказал: "Я уберу немного жидкости и немножко введу. У вас начнутся сильные схватки, которые вытолкнут зародыш". Я спросила: "И это всё?" То, что я услышала, звучало неплохо. В больнице мне откачали немного околоплодной жидкости и ввели гипотонический раствор соли. Как только игла проникла в нижнюю часть живота, я возненавидела себя. Что было силы хотела закричать: "Перестаньте, пожалуйста, не делайте этого!" Но я не промолвила ни слова. Было уже слишком поздно что-либо изменить. Следующие полтора часа мой ребёнок бурно и резко ворочался во мне, травясь и задыхаясь. Но обо всём этом я не имела тогда ни малейшего понятия. Припоминаю, как я с ним говорила, сказала, что этого не хотела, желала, чтобы он жил. Но он умирал. Вспоминаю его последний резкий толчок в левом боку. После этого силы покинули его. Потом мне сделали внутривенную инъекцию для стимуляции схваток. Двенадцать часов меня мучили сильные боли. 31 октября в 5:30 утра я родила мертвого ребёнка. У него уже были волосы на голове, его глаза были расплющены. Я сама родила свою девочку и держала ее на руках. Это я виновата в том, что её бросили в судно. После этого медсестра привела в палату беременную женщину. Она родила здорового мальчика. Это был нож в моё сердце. Только теперь, после аборта, появились стыд, раскаяние и чувство вины...

Из воспоминаний Нэнси-Джоу Мен,
основательницы "Women exploited by Abortion"




Я не знаю, как это случилось, - однако это произошло! "Маленькое вмешательство - и всё будет в порядке", - эта перспектива ободрила меня. "Маленькое вмешательство, и всё прошло. Заплати за это, и ты снова на высоте!" Так говорили все: друзья, врачи, советчики, коллеги, и никто не возразил против этого! Я не знала, что случилось! Тем не менее теперь я знаю, что это было неправильно! Муки терзают меня! Нет выхода, - всё пропало! Почему мне никто об этом не сказал? Почему же мне никто об этом не сказал? Остались только горе, страх, боль, - Те вещи, о которых, раньше никто не говорил! Я будто животное в клетке! Зацепенела от ужаса, дрожу от страха! Кричу о том, что меня очень мучает: "Почему же мне никто об этом не сказал?"

Рахель


В своей книге Сьюзен Стенфорд выразила мнение огромного количества женщин, которые до сих пор не говорили о своих проблемах после искусственного прерывания беременности. Она описывает свой аборт: "Врач приветствовал меня как хорошую знакомую. "Сначала я вам объясню, из чего состоит хирургическое вмешательство, - сказал он. - Всё это будет длиться примерно 20 минут". Я кивнула головой. Не могла от страха говорить, даже заплакать, как четверть часа до того. Он объяснил мне, что введет тонкий шланг во влагалище и через шейку матки в матку. Шланг соединён с машиной, при помощи которой скопление клеток будет полностью высосано из матки. "Вы будете при этом ощущать боли, - добавил он, - скажете мне, когда они будут нестерпимые". После аборта врач сказал: "Уже всё позади". Но для меня это было не так. Сразу после операции я почувствовала, что произошло что-то непоправимо-ужасное.
В моём присутствии медсестра спросила врача о продолжительности моей беременности. Врач ответил: "Около 6 - 7 недель". Эти слова привели меня в чувство окончательно. Я в конце концов осознала, что из меня убрали не скопление клеток, не сгусток крови, а ребёнка. Моего ребёнка. Я спохватилась. "6 - 7 недель?!.. Почему я так долго думала о своём ребёнке как о скоплении клеток? А теперь, после этого краткого разговора, я моментально прозрела? Зачем я услышала этот разговор? Почему я так поздно услышала его?" Моя консультантка предупреждала меня, что после аборта я почувствую потерю, но это было что-то большее. Я почувствовала пустоту, безнадёжность. И ещё что-то худшее, чему вообще нет названия. "Я была прежде индивидуальностью, у меня была жизнь, была душа. А теперь я только тело, и вдобавок раненое. Это было ощущение расстройства, от которого я не могла избавиться".

Сьюзен Стенфорд

{C}{C}



{C}

Хотя на роботе у меня всё хорошо, моя частная жизнь разрушена. Моему ребёночку исполнился бы теперь один годик. Я скорблю по нему, ибо сделала ошибку, которую нельзя исправить. Наказана только я, а не мой друг, хотя и он принимал участие в этом преступлении. Меня утешает только то, что моему ребёнку не пришлось долго бороться со смертью. Я надеюсь, он простит мне. Сегодня я совсем одна. Мой друг оставил меня - захотел быть свободным.

N.




В нашей маленькой больнице, которую уже 10 лет опекают сестры-монахини, есть две палаты для рожениц. Однажды ночью меня вызвали. Тогда привезли жену владельца столовой с высокой температурой, в полусознательном состоянии, с кровотечением; она бредила. Состояние больной было очень тяжелое. Это не были обычные преждевременные роды. Вместе с густым, черным, спекшимся сгустком крови вышла ручка пятимесячного ребёнка. "Сестра, пока придет врач, подготовьте всё к операции", - услышала я. Наступила ужасная ночь. Самая ужасная в моей жизни, хотя акушерка привыкает ко многим вещам - стонам, крикам, боли, крови и ужасу. Однако я хотела бы, чтобы её пережили вместе со мной все те женщины, которые решаются на аборт. Часы пробили двенадцать ночи. Женщина приподнялась.., тупым взглядом, полным безграничного ужаса, посмотрела на дверь.., в её глазах появилось что-то безумное.., волосы её стали дыбом, одним прыжком она хотела соскочить с кровати к открытому окну и броситься вниз... Мы её едва удержали. Тогда она спряталась под одеяло и скулила от испуга. Несколько минут она лежала, как мертвая. Ей было не больше тридцати, желтая, как воск, с запавшими щеками. Потом она вдруг начала говорить: "Сейчас они снова приходят... один, второй, третий... Этот уже большой, почти взрослый.., пятый.., а этот совсем маленький.., шестой... седьмой... восьмой... девятый... десятый... Почему у вас нет глаз?" Вдруг она, словно ошалелая, закричала: "Идите.., не трогайте меня.., отпустите меня.., отпустите.., вы хотите взять мои глаза.., сердце.., отпустите меня.., прочь.., прочь..." К счастью, пришёл врач. Его осмотр подтвердил мои подозрения. Вследствие некомпетентного вмешательства плод вынимали по частям, поранив при этом несколько раз матку. Началось воспаление брюшной полости. Плюс к этому - продолжительное, непрекращающееся кровотечение. Смерть могла наступить в любую минуту. Сообщили мужу. Тот воспринял новость очень спокойно, пока не услышал, что дело подадут в суд. Тогда он принялся выступать против юристов, которым, дескать, нечего делать, а потому они всегда суют нос в чужие дела... А бедная женщина тем временем, будучи ещё под наркозом, повторяла: "...Они снова подходят... Первый, второй, третий... четвертый... пятый... шестой... седьмой... восьмой..." Муж выбежал из палаты. Эта женщина кричала и стонала ещё три дня и три ночи. Даже самые большие дозы анестезии не помогали. Она постоянно видела перед собой своих тринадцать убитых детей, которые приходили к ней со своими жалобами и вопросами. На четвёртый день женщина неожиданно пришла в себя. Так по крайней мере нам казалось. Мы сообщили священнику и послали за мужем. Уже после первых слов священника она сказала ему: "Их было тринадцать. Не нужно ни о чём спрашивать". А когда священник начал говорить о Божьем милосердии, женщина промолвила: "Позвольте мне отойти, я хочу в ад.., встретиться с этим подлецом в вечности". Последним, что она перед смертью сказала мужу, было: "Негодяй!"



Аборт и его последствия - theme.orthodoxy.ru/abort
abortsmert: (Default)
2010-01-08 04:41 pm

Пока не убила ребенка - ты не баба. Гитлерюгенд отдыхает

По этому адресу: http://www.liveinternet.ru/communit...9/post116891953
Можно прочитать эту небольшую, но революционную запись:

"В идеале:

Я - беременна. Со мной рядом любящий нежный мужчина, проявляет о нас безграничную заботу. Я чувствую себя в безопасности, мне уютно и все что во мне есть принимается миром. И солнце весело играет лучами в окне. И веточки с листьями мелькают от ветра. Я просто смотрю в окно, я спокойна и умиротворенна. Я - есть жизнь в колыбели у Господа.

Было так:

Мне было важно, что скажет мой парень, если узнает, что я - беременна. Я не планировала, но мне хотелось слышать от него слова - если это произойдет, то мы поженимся. Готовность разделить со мной не только сладкие минуты, но и ответственность перед новой жизнью. И он сказал эти слова. Это все! Для женщины это венец отношений с мужчиной.

Прошло немного времени:

Отношения не такие, как раньше, 1,5 года армии ломают, и дочке почти год, я недавно бросила ее кормить.
После поездки в армию к нему, жду месячных, они не наступают. Утренние подташнивания подсказывают - беременна. Но как же?! Ведь близость сразу после месячных ничем не угрожала. Воспитание в Советском Союзе и нелепые сейчас, а тогда - нормальные слова мамы "пока женщина не пережила аборт, она - не женщина". Зрелые, бывалые тетки-медработники с работы, по знакомству выписывающие направление в больницу на аборт и подбадривающие - "вперед! - мы все через это прошли! Вступай в наши ряды!" . В голове самое неприятное и отторгающее - его слова: "не надо больше детей" и ощущение полного одиночества. Весна Солнце и те же ветки за окном. Одна. Глядя на маленькую дочь, оценивая пережитое в одиночестве мучительное армейское время. И мысли "а вернется ли он таким каким уходил? А вернется ли он ко мне?" Возможно я с первых дней была мать-одиночка? Страх будущего и разочарование.
.......
Это была девочка, похожая на меня - крохотная несмелая жизнь. Ее никто не слышал, ее желание жить и тихий крик, не слышала даже я - ее мать. Ее мать была солдат - вступающий в ряды "советских настоящих женщин". Которая говорила себе - это еще не жизнь во мне, чтобы оставаться хладнокровной. Приговор после осмотра - придете после 8-ми недель. Почти месяц ощущать тебя и каждый день готовиться, мысленно убивать тебя - беззащитная хрупкая жизнь. Я плакала, но не помню, по тебе ли, скорее по себе. Я игнорировала присутствие тебя, иначе не смогла бы пережить этот ужас. Хорошая, если можно так сказать, добрая врач. И страшное чувство расплаты за наслаждение, за радостные минуты. Когда тебя там касается не он - не любимый мужчина, а блестящие холодные металлические инструменты и чужие руки, все вместе - уничтожение жизни, и я не чувствую как улетает твоя душа, я занята своей болью, своей мукой, своим наказанием, а ты - маленькая неудачная попытка жизни, я никогда не осмеливалась даже тебя представить, какая ты, ты просто была проблема для меня. Где ты, душа моя? Где ты? Моя маленькая хрупкая жизнь? Вернись, если можешь! Вернись если можешь хоть травинкой в мою жизнь! Ты была и я тебя любила, но боялась себе в этом признаться. Ты всегда была со мной рядом, и даже после покаяния и исповеди. Говорят, что тогда Бог прощает. Но прощаю ли я? Прощаю ли я себя за убийство тебя? Ты моя маленькая бабочка - душа! Прости меня! Я хочу отпустить тебя сейчас, потому что ты - была и есть до сих пор со мной. Но я должна разжать кулак, раскрыть ладонь и отпустить, как бы ты не была мне дорога! Спасибо тебе за то, что ты захотела пожить во мне и хотя жизнь твоя была короткая и не принятая, я все равно хранила тебя и давала тебе тепло, я помню тебя. Теперь лети. Бабочка-душа. Мы встретимся с тобой на небесах."

Конец записи.


Ох... Много дури я читал и мне писали... Например, то, что убить менее подло, чем родить, дать жизнь, пусть с другими родителями - психология просто марсианская. Но то, что написано в этом посте меня просто торкнуло, вспоминал целый день. Кто читал невнимательно - запомните это навеки:

"пока женщина не пережила аборт, она - не женщина"

Кто плохо владеет русским языком - даю перевод - "пока баба не убила своего ребенка, хотя бы одного, она не человек"
Т.е. чем больше убиваешь своих детей, тем становишься более женственной, более женщиной.
У меня проблема - в первый раз в жизни я не знаю, как реагировать. глупость и тупость такой степени, что фраза не воспринимается всерьез. С другой стороны, зная, сколько душ загубленных, неродившихся русских людей стоит за этим, смеяться как-то не прет.
В годы пропаганды рассказывали, что мальчики из гитлерюгенда воспитывали собак, привязывались к ним, а потом должны были их своими руками убить - типа от этого характер закалялся.
Ну какие на хрен собачки? Какой на фиг характер от этого... КАК УБОГО! Как по-детски по сравнению с заявой, что пока не прикончишь своего ребенка (не псину какую, человека!) ты сама на человек.
Я пришел к одному выводу - такая мерзость могла родиться в умах только в АТЕИСТИЧЕСКОМ обществе.
Этот пост полезно цитировать там, где люди рыдают по "высокой духовности" советского народа.


abortsmert: (Default)
2009-06-30 02:34 pm
Entry tags:

Материалы против абортов из Храма Христа Спасителя

Недавно я побывал в ХХС и под столиками, на которых прихожане пишут записки, как и раньше, обнаружил агитки против абортов. Отсканированные и собранные в архив, они лежат здесь: Антиаборт ХХС.7z
Их можно посмотреть самому, использовать ценную информацию в агитации или просто распечатать и дать тем друзьям или соседям, кто стоит перед выбором. Подумать только - при беременности у каждого выбор - убить или оставить... Такая дикость возможна только при разрешенных абортах. Мы точно живем в последние времена.
abortsmert: (Default)
2009-06-08 12:55 am
Entry tags:

Житейская история про аборт

Второй раз в жизни влюбившись и отдавшись человеку полностью в 16-ти летнем возрасте я не думала о последствиях своей сексуальной жизни.

Вот мы уже с ним встречаемся год и тут задержка. У подружки делаю тест (руки дрожат), две полоски... следующий, две полоски... Звоню тете, сквозь слезы и рыдания говорю, что беременна. Она меня успокаивает, говорит, чтобы я ехала домой и успокаивалась... Звоню Антону:

-Привет милый.... Я беременна...
-Это точно?
-Да!
-У нас нет денег на воспитание этого ребенка. Ты еще недоучилась, а я .... Ну рано нам.. Понимаешь???
-Понимаю...
-Я дам денег на аборт, так что...
-Хорошо, я все поняла!

В этот же день я сообщила маме, что жду ребенка. Покачав головой, она мне отвечает сумрачным тоном:

- В неподходящий момент ты залетела - денег нет и не будет ближайший год, а то и два.
-Антон сказал, что даст денег на аборт.
-Понятно... Это хорошо, что он осознает свою ошибку.... да и хорошо, что ты у меня не дура совсем.

Ночью лежу в кровати, ворочаюсь, думаю кто этот ребенок - мальчик или девочка... Думаю, что девочка и назвала бы я ее София. Очень красивое имя, но этот плод никогда не превратится в младенца и поэтому я стараюсь об этом не думать...

Через неделю появились деньги. Антон мне их отдал. Он еще хотел заняться со мной сексом, говоря, что потом ка минимум неделю мы не сможем этого делать, я отдалась... Спокойно, без эмоций, в душе пустота... Я ушла, попросив меня не провожать....

Села на лавочке и стала рассуждать не сердцем , а головой. Он год назад приехал из Екатеринбурга. Не имеет своей квартиры, скоро не сможет снимать квартиру, потому что уволили и он второй месяц не может найти работу по специальности ( хорошо оплачиваемую). он какой-то скрытный, иногда любит покурить травку, недавно его друг намекал мне, что он не только травку курит.

Он меня не увезет в Екатеринбург, он может меня оставить одну с ребенком. Нигде не работает, бомбит на машине, приносит копейки и постоянно спит или пропадает где-то.

Если я оставлю этого ребенка, то может приехать его отец и отсудить у меня его ( большая шишка) Или его чересчур верующая сестра поселит нас вместе, даже если мы будем ненавидеть друг друга...

Я не хотела замуж за этого человечка и даже не помышляла об этом, тем более, что наши отношения катились в пропасть.

И я решилась....

В этот же день записалась на аборт в частной клинике (срок уже подходил к 8ми неделям) , на следующий день должна была прийти на "прием " ко врачу... Моя уверенность в правильности принятого решения возрастала еще тем, что мать мне дала какой-то коктейль из лекарств для изгнания плода, но плод не изгнался.

Со мной поехала бабушка, чтобы если, что была поддержка.

И вот я перед кабинетом .Передо мной было еще 2 или 3 женщины. И вот моя очередь подошла. Сделали УЗИ, показали плод, срок 8 недель. Потом слова :

-Ты точно будешь делать аборт?

-Да, точно!

Почему-то эта лужица на экране мне тогда ничего не говорила : что это мой ребенок, что это находится во мне, что это уже жизнь! Мама мне сказала, что душа появляется в зародыше только на 5ом месяце, так что ничего страшного сейчас в аборте нет, что со мной ничего не случится, я даже ничего не почувствую... Я ей поверила.... И поэтому думала так же, что он еще ничего не чувствует, что он амеба....

Так вот. Врачиха вздохнула , сказала, чтобы я сходила в туалет и одела тапочки, потом меня проводили в палату, где лежали еще 3 женщины. Мы не разговаривали. Одной из них позвонил муж, она говорила, что все нормально и пусть он ее заберет после операции, что она из-за этого сегодня еще и опоздает на работу, а может вообще не пойдет... и опять тишина.... Первую пригласила мед сестра. через 20 минут ее привезли на каталке со льдом на животе, она спала. Вторую пригласили.... Тоже минут через 20 привезли она стонала и лицо ее было очень бледное. Мне становилось страшно. Первая женщина как только пришла в себя, сразу собралась , позвонила мужу и ушла. Тут пригласили меня.

Ослепительно белый кабинет, чистое белое кресло как у гинеколога и везде свет... вроде ничего того , что может вселять ужас. Даже инструментов не было. Я спокойно легла в кресло. В вену мне воткнули анестезию, все что я помню - белый потолок и врач:

- Матка совсем маленькая, давай другой инструмент, он в запасах лежит....

Мрак.........

Просыпаюсь все в том же белоснежном кабинете. Правая рука вся исклота (3 или 4 прокола) из левой торчит капельница. Жутко холодно, аж ноги онемели... Минут через 10 пришла мед сестра:

-С тобой все в порядке?- спросила она меня с испуганными глазами.
-Да... вроде да... Только мне холодно.... А что это капает?
-Это чтобы, когда ты совсем очнешься не было больно.
-Понятно, можно мне встать, а то холодно?
-Конечно, давай я тебе помогу.

Потом на живот мне положили лед, хоть мне и так было холодно. В палате лежала ещ та женщина. Меня клонило в сон. Уже в полусне я слышала разговор врачей в коридоре:

-На половине операции она согнула руку и начала кричать "не надо!", пришлось вкатить двойную дозу и то видишь, она сама пришла.
-М-да, жутко... Будем брать как за двойную дозу?
-Да...

И тишина...

Проснулась я когда уже никого не было в палате. на улице было темно. Я оделась и вышла в коридор. На скамейке все так же спокойно сидела бабушка:

-Все в порядке?
-Да. А сколько времени прошло?
-Около 3ёх часов.
-Ого!!! и это ты меня столько ждала???
-Да....

И побрели мы на метро, потому что я отказалась ехать на машине.

В голове пусто, внутри как -то жутко. Я иду и щучу, чтобы хоть как-то разрядить обстановку, чтобы успокоить себя. Бабушка проводила меня до дома. Я пришла и без лишних слов легда спать. Какие-то жуткие картинки, жуткая музыка.... и так всю ночь...

Только на следующее утро я поняла, что после этого я могу стать бесплодной. Опять, проплакав несколько часов в подушку, я набрала номер подруги и пригласила ее посидеть попить пивка. В этот день Я напилась, чтобы отвлечься и у меня это получилось. Несколько недель депрессняка и отрыва в этом же духе.
У Антона дела становились все хуже и хуже. Он стал снимать комнату в общей квартире. В ней жил еще парень ,страдающий тромбофлебитом..
Антон запирался с этим парнем на кухне и они там кашеварили причем очень сильно пахло растворителем ( до этого я не понимала, что они там делали). Антон стал раздражительный, злой, деньги вообще перестал приносить, воровал булки из магазина, я, дура, думала, что у него депрессия.
Через 2 месяца такой жизни к нам стучит милиция. Парень в панике, его друг тоже, а Антон решается на «подвиг» - прыгает с 4ого этажа и со стонами и криками куда-то отползает.
Я начала допытываться , что здесь делала милиция и почему все так испугались. И тут я выясняю, что они нарики. На следующий день я собрала вещи и уехала.
Антон оказался в больнице с переломом позвоночника ( ходил Слава Богу). Он мне так и не признался, что он употребляет да еще и с такой истерикой , типа: «Да как ты вообще могла подумать?» Потом уже начались пятна крови на одежде и тут мои глаза открылись. Я хотела ему помочь, но он говорил, что ему не нужна ни помощь , ни я.
И я решила от него уйти.
Проверилась на СПИД, гепатит –ничего не обнаружили….

Следующий мой мужчина был Виталик, мне было уже 18. Он был заботлив и обходителен. Я боялась повторно залететь и поэтому принимала противозачаточные. Прошло полгода как мы с ним встречались и тут опять задержка…. Малююююсенькая, два дня ( такое и раньше бывало, но почему то я этому не уделяла внимания, а тут….) Пошли ,купили тест…. Положительный… «Боже! Нет! Я не пойду больше на аборт!!! Моя совесть не выдержит!!! Хоть бы он принял новость… а если нет? Ну и хрен тогда с ним!!!...»
Со слезами на глазах я вылетаю на лестницу и падаю на колени, протягивая ему тест с двумя полосками. Он молчит 10 секунд и тут я вижу как из его глаза катится слеза:
-Дурочка, ты чего плачешь, у нас ребенок будет!!! Маленький кулек счастья!!!
Тут вышла мама на лестницу:
- Ну что , положительный?
-Да.
И тут она опять мне и Виталику начала рассказывать как изгонять плод. На что он выкатил свои вечно прищуренные глаза на нее так, что аж чуть ли глазницы не выпали из глазниц:
-Вообще-то я сына хочу.

Мы пришли к нему домой. Рассказали его маме, на что она тоже начала нам давать народные советы. На что Вит отреагировал так :
- Ты что, дура??? Я что ,тоже неудавшийся аборт???
- Нет, мы тебя хотели.
- Мы тоже хотим этого ребенка и точка.
-Хорошо, только отцу пока не говорите, а то он будет в ярости.

Через 2 недели узнал и его отец. Он был радостный , вопреки ожиданиям матери. Вытащил бутылку и сказал, что надо бы отметить это событие.
Через 2 месяца мы поженились…
Первый раз я ходила на УЗИ в ту же клинику, где делала аборт. Мне показали комочек 8 недедель . Второй раз Я потащила своего мужа на УЗИ на сроке 19 недель, муж смотрел заворожено на кулечек, который прыгал и переворачивался у меня в животе и тут ему объявили и показали что будет…. МАЛЬЧИК!!! Он был безмерно рад и снова я увидела на его лице сияющую улыбку и слезу на левом глазу…
Сейчас моему животику уже 7 месяцев, я с ним разговариваю, пою ему песенки, мы гуляем по лесу. Муж бесконечно любит меня, а маленький весело толкает меня изнутри ножками.
Я себя часто судила за не родившегося ребенка и сейчас продолжаю корить. Но все таки мне кажется, что я тому ребенку не смогла бы дать все то, что я сейчас могу дать этому.
Антон бы меня забил или жила бы я одна, без него. Насколько я знаю, он умер от передоза или еще от чего, но сам тот факт, что он мертв. Его сестра мне звонила и обвиняла, что это я его подсадила, но я же боюсь наркотиков и всякого такого прочего. Не знаю - ненавидеть ли себя , бить ли себя бичом до конца своих дней. Просто не знаю…. А что вы на это скажете??? Имела ли я право на потенциальное счастье или нет???

Автор:
http://www.liveinternet.ru/users/2411064/profile

abortsmert: (Default)
2009-05-19 01:15 am
Entry tags:

"Право выбора". Три ужасных аборта

У человека всегда есть право выбора. Он может выбрать себе имя, если ему не понравилось данное родителями, может выбрать специальность и работу. Человек выбирает любовь, место жительства, религию и даже место захоронения. Единственное что он не выбирает – у какой женщины родиться. Или у какой не родиться. Здесь право выбора за женщиной. Она решает: стать матерью или не стать, подарить жизнь человеку или отобрать. Но есть ли у женщины право решать это?
Первого ребенка я родила спустя год после свадьбы. К этому времени я уже, к своему ужасу, поняла, что человек, с которым я живу и от которого мой сын, этот человек мне не дорог, не нужен и мною не любим. А что собственно делать?- подумала я и решила, что делать ничего не надо, а надо жить, как живем, как многие.

Когда я, вопреки чудодейственному противозачаточному средству, забеременела второй раз от своего же собственного, но еще более не нужного мне и еще более не любимого мной, мужа, я знала точно, что этого ребенка быть не должно. В тот момент в 20 лет мне в пустую юную голову не приходило, что я решаюсь на убийство человека.
Не важно: зачат он в любви или случайно, но он получил право на жизнь. И получил его через меня, но не от меня. Мне бы это понять тогда, но для меня было важно другое — чтобы ребенка не было от этого мужчины. Эта мысль заняла все пространство в моем мозгу, заперла все входы и выходы и не пускала никакие другие мысли. А, впрочем, другие мысли и не рвались ко мне в голову. К тому же слово МИНИ-аборт, почему-то успокаивало и давало ощущение, что из меня извлекут то, что еще человеком не является. Просто часть меня и ничего более. Не нужная часть меня. Так я думала тогда.
Ничего не сказав мужу, я пошла на аборт. Пошла как на работу: просто и буднично.
В женской консультации в ожидании процедуры меня больше волновало насколько это больно физически и смогу ли я это вытерпеть, чем то, какими последствиями это может обернуться и как мне после этого жить.
Прокуренная насквозь врачиха посмотрела на меня через двояковыпуклые линзы очков круглыми как у рыбы глазами и по-рыбьи холодно сказала: У вас может не быть детей после аборта, это нормальные осложнения.
Это сейчас для меня дико звучит то, что в нашем, перевернутом к верхтормашками, мире для женщины нормальным считается невозможность иметь детей в будущем. А тогда на это я слегка пожала плечами и сказала, не задумываясь:
- Так у меня уже есть ребенок. И я больше не хочу.
Я ни капли не соврала, я и вправду тогда не хотела больше детей вообще. Меня вполне устраивала моя устоявшаяся жизнь, моя довольно привлекательная фигура, моя стремительно продвигающаяся карьера. Мне не нужен был еще один ребенок ни сейчас, ни потом. Я не думала заглядывать в будущее. Я не умела этого делать. Да и не хотела гадать ,что может со мной быть лет через эдак …нацать. Если бы знать, какая боль появится через несколько лет и как невыносимо будет с этой болью жить… Если бы знать…Но..
Но в то время я так стремилась к успешности, что мой существующий ребенок был в какой-то мере помехой, что уж говорить о том, который может еще родиться, отняв у меня покой и стабильность. Так все удачно и вдруг все насмарку из за какого-то орущего комочка от нелюбимого человека? Ну, уж нет. И я выбрала — чтобы все осталось как есть.
И не было сомнений у меня тогда. Абсолютно никаких. Я не металась по комнате, я не рыдала, я не звонила маме или подруге, я не думала ночи на пролет. Не было переживаний. Все буднично и просто: обычная медицинская процедура. Не я первая, не я последняя. Словно я не на убийство иду, а зуб выдернуть.
Пришел тот день. В назначенное время я зашла в маленькую комнату, где женщины, пользуясь своим правом, не понятно, кем им данным, избавлялись от детей. Осмотрелась: кабинет как кабинет, но немного жутко, как на приеме у стоматолога, от обилия инструментов. Легла на видавшие виды потрепанное скрипучее кресло. Кресло холодное и скользкое: мерзко и противно.
Почему-то в этот самый момент, так некстати, я вспомнила рассказ моей мамы:
«Я уже очень плохо жила с твоим пьющим отцом, сыну было 11 лет и вдруг беременность. А я собиралась разводиться, уже и документы стала оформлять. Какой уж тут ребенок. Пошла на аборт. В назначенное время пришла, халат надела, натянула на ноги тапочки. Мне говорят: Ждите, вас позовут. Сижу, жду. Думаю: А вдруг там девочка?
Одна женщина пошла по очереди, вторая, третья… Мимо санитарки бадьи окровавленные проносят, да мешки с красными простынями. А я сижу и думаю: Зачем же я сюда пришла? Рожу себе девочку и будет она меня радовать.
Тут очередь подходит. Врач как на конвейере из-за двери : Следующая!
А я не иду. Топчусь на месте. Врач выходит, говорит: Чего топчемся? Проходим.
А я ему: Не пойду, передумала.
И в халате и в тапочках бегом домой через полгорода. Прибежала. Сердце из груди выпрыгивает. Села на стул, глажу себя по животу и приговариваю: Не бойся, малышка, мама тебя не обидит».

Я вспомнила там, на этом скрипучем, словно стонущем, кресле, что сама на свет белый могла не появиться, если бы мама моя не передумала… У нее хватило мудрости уйти, убежать. Хватило смелости родить ребенка от нелюбимого мужа. Она смогла дать мне шанс. Дать жизнь. Она смогла, а я – нет. Я не встала и не побежала через весь город, я не ушла, и все началось.
Было очень больно, казалось, что можно умереть от боли, помню сквозь свои стоны звук какой-то вакуумной машинки и влажные шлепки чего-то обо что-то. А рыба-врач приговаривала: Терпи, надо все до конца убрать, а то хуже будет.
Я понимала… И, вцепившись в замызганные подлокотники кресла старалась не орать. Кричать было, почему-то, стыдно, ведь я не рожаю, ведь я…. наоборот. Через вечность наступила тишина. Машинку выключили.
- Все — сказала врач – можешь спускаться.
Еле–еле доплелась до койки. Рядом еще две девчонки. Одна зареванная, совсем молодая, лет шестнадцати. Наверное, это ее мама стояла в коридоре, и все у двери прислушивалась. Вторая — явно из пьянчужек. На лице полное отсутствие эмоций, грызет яблоко.

Отлежалась я часа два, уткнувшись носом в обшарпанную стенку, почему-то не хотелось смотреть на них. Было противно увидеть в них себя.

Пришла домой, легла на диван и неожиданно, в один момент, поняла, что сделала непоправимый поступок. Не сердцем почувствовала, а разумом поняла, что назад пути нет. И вслед за ощущением опустошенности и осознанием непоправимости содеянного, пришла жалость. Мне стало жалко… себя. Не ребенка, а себя. И слезы из глаз полились сами собой. Муж спрашивает, чего реву-то. А я вру, что на работе неприятности, что устала… И ненавижу его за то, что мне так плохо, что я, не желая от него больше детей, столько сегодня перенесла. Ненавижу его, жалею себя и не вспоминаю о том, кто мог бы стать моим сыном или дочерью. На следующий день потопала на работу. И все стало как раньше.

Прошло два года… За это время я ни разу не вспомнила о том, что в моей жизни мог бы быть ребенок. Что было, то было, прошло — и забыла, - так что ли говорят? С мужем жила скорее по привычке, чем по необходимости.
У меня была своя, не зависящая от него, сексуальная жизнь. А у него — своя. Я давно встречалась с человеком, который никогда не стал бы моим мужем. Он был гораздо старше и нужен был мне только для карьеры. Он не был любимым. Я была очень осторожна и, когда месячные в положенный срок не пришли, очень удивилась. Тест выдал две совершенно не заветные полоски. И к моему ужасу срок был уже таким, что о мини-аборте и думать было нечего. Я позвонила предполагаемому папаше.
- У меня проблема, и решить ее можешь только ты.
Он сразу понял, что речь идет об аборте. Не спрашивая ни о чем, не задумываясь, дал денег. И я снова никому ничего не говоря, пошла разрешать проблему.
Меня определили на полный аборт, назначили день, я заплатила те самые деньги за то, чтобы убили моего ребенка. Только и в этот раз слово «убили» в мою голову не пришло. Слово «проблема» заменило мне слово «ребенок». Слово «избавиться» подменило собой слово «убить». За словесной шелухой спряталась истинная суть происходящего. Словно красивой одеждой закрыли грязное немытое тело.
Не было ощущения, что я совершаю немыслимый по своей чудовищности поступок. Хотя ощущение того, что во мне уже кто-то живой приходило. Я старательно отгоняла эти мысли прочь и, что есть силы, ругала врачей, за то, что не пустили меня на мини. А себя опять не ругала, себя я снова жалела. Переживала за то, как перенесу наркоз, как потом буду восстанавливать потрепанный организм. Ведь аборт – это операция. Короче, думала о себе, любимой.
Пришел назначенный день и час, последнее, что я помню до наркоза – будничный треп врача и медсестер, выполняющих манипуляции для них ничего УЖЕ не значащие, а для меня не значащие ничего ЕЩЕ.
От наркоза отходила тяжело, но с удовольствием отметила, что сам процесс прошел безболезненно. И еще подумала, что надо к своему здоровью относиться побережнее и больше сюда не попадать. Мое здоровье меня глупую беспокоило, мое тело. Мне бы тогда о Душе подумать… Но я не думала… Или не хотела думать. И угрызений совести я не испытывала, не чувствовала. Совсем. Никаких. Где была моя душа в это время? После, лежа в палате, я смотрела на женщину, которая рыдала не переставая. До сих пор не знаю: Душа ее плакала или тело.

Прошло еще два года. За это время я встретила свою единственную Любовь. Он был женат, растил двоих детей. Мы не могли быть вместе. И когда в женской консультации на приеме мне сказали, что я беременна — мир для меня рухнул. Мир осыпался как старая штукатурка со стены. Стало как-то пыльно и душно. Врач не то спрашивает, не то утверждает, глядя в карточку, где уже записаны два аборта: Будем прерывать…

А я не могу принять сама решения. Первый раз мне страшно решить, страшно ответить. Моя Любовь, мои обостренные чувства позволили мне в первый раз понять, что тот, кто живет внутри – он мой и он пока еще ЖИВ. Гляжу в карточку, в ней две красные пометки, они расплываются, слезы капают. Врач занесла ручку как секиру и ждет. Вот сейчас я скажу…. Скажу… А что? Выдавливаю из себя что-то невнятное. Потом беру себя в руки.
- Я подумаю.
- Думайте не долго, а то срок упустим. Полный аборт всегда тяжелее, чем мини.
- Сколько думать?
- Дня три…
Я пришла к Нему и, тупо уставившись на носки своих туфель, рассказала, что беременна. С мужем я к тому времени хоть и жила в одной квартире, спала в разных комнатах на разных койках, так что сомнений в том, кто папа – не было.
- Что мне делать?
Он хотел оставить и боялся. И я видела этот страх. И я хотела оставить, и тоже боялась. Как подумала о том, что папа моего ребенка будет жить с другими детьми и другой женщиной, а я одна (явно с мужем маячил развод) со своим сыном и маленьким ребенком… Как представила… Как почувствовала, что я возненавижу его детей, что возненавижу его, что возненавижу этого малыша… Стало так страшно.
За три дня я прикинула, как могла бы развиваться ситуация, если я оставляю ребенка. И все было так не радужно и не сладко, что я не захотела брать на себя все эти проблемы. Мне снова стало себя жалко. Я проплакала все эти три ночи, я места себе не находила, я металась по комнате как загнанный зверь, но на четвертое утро я пошла на свой третий аборт. В этот раз я была уверенна, что у меня там девочка. Не знаю — почему… просто мне казалось, что этого ребенка я чувствую.
В этот раз мне все было знакомо до тошноты. И было тошно от себя самой. В этот раз я ревела, лежа на той же самой кровати, что и в первый раз. Ревела и жевала почему-то безвкусную шоколадку, которую мой любимый положил мне в сумку, перед тем как проводить на аборт. Тогда он нервничал. Я тоже. У меня дрожали руки. В этот раз было ощущение, нет даже не ощущение, а убеждение в том, что я совершаю величайшую гадость, невероятную глупость. Я совершаю смертный грех. Я убиваю ребенка, посланного мне свыше. Я чувствовала себя последней сволочью и дрянью. Я судорожно искала оправдания в обстоятельствах, меня окружающих. Я пыталась оправдать себя, но не могла. И любимого не могла оправдать в том, что той другой – не любимой он запретил делать аборт, и она родила ему второго сына, а со мной — любимой он опустил глаза и промолчал.
И боль пропитала меня всю насквозь. И было горько от бессилия, от своего бессилия. От того, что не нашлось силы и смелости совершить поступок вопреки обстоятельствам и тем опущенным глазам. Было больно так, что хотелось умереть. Вот здесь на этой старой железной койке умереть, сейчас, сию же минуту истечь кровью так, чтобы не спасли, чтобы не успели. И я прошу этого неистово и рьяно, и, вдруг, на полу слове обрываю себя: Да что же я делаю? Чего же это я опять себя жалею? У меня же сын 5 лет, а кто его по жизни поведет, если я уйду? Троих погубила, так еще и этого хочу матери лишить?
Да мне тошно. Да мне больно. Так я эту боль заслужила. Я должна испытать, как неимоверно сильно может быть больно не физически. Как может быть смертельно плохо, когда Душа изрезана и высосана вакуумной машинкой и выброшена неизвестно куда руками в прозрачных силиконовых перчатках.
Я должна была почувствовать, как во мне не просто пусто, как бесконечно пусто, как нескончаемо пусто. Так, что казалось, не объять ту пустоту и нечем не измерить. И слов не найти, чтобы описать.
После я пошла к нему. Мы молча сидели, обнявшись, и оба плакали. Я молилась, как умела. Молилась так, как никогда раньше. Я просила Бога простить меня. Простить нас. Но мне было страшно, что Бог не будет слушать меня — трижды убийцу. Потом я ставила свечи в церкви, я снова молилась, я плакала, не стесняясь никого и боясь, что моим слезам Бог не поверит.
После третьего убийства для меня стало пыткой проходить мимо маленьких детей со своими мамочками. А раньше я и не замечала, сколько вокруг детей. Теперь же вид косолапеньких карапузов вызывал у меня приступы рыданий. Я, глядя на детей, мысленно говорила: Вот таким мог быть мой ребенок.
Я накручивала себя, занимаясь самоедством. Я перестала себя любить. Я стала себя ненавидеть и презирать.
Ко мне пришло прозрение, словно пыльные шторы сдернули с окон, и стало видно то, что раньше не замечала. Как же я раньше не понимала, что во мне была жизнь, мне не принадлежащая? И как я осмелилась эту жизнь прервать? Отнять ее как смогла? А я ведь шла на этот ужасный поступок три раза!!! Внутри меня — невыносимая, невероятная боль. И в какой то момент я поняла, что Бог накажет меня тем, что никогда не даст мне больше детей. И жить стало противно.
Я не заслуживаю больше иметь детей.
У меня их больше никогда не будет.
Я произнесла эти фразы и словно острый штырь воткнули в меня туда, где остался маленький кусочек Души и стали внутри проворачивать. Не было ни дня, чтобы я не плакала, не было ни дня, чтобы я не понимала, что всей моей жизни не хватит, чтобы отмыться от той крови на тряпках, чтобы вымолить прощение у Небес, чтобы самой себя простить.
И когда я поняла, что детей у меня не будет, во мне появилось неимоверной силы желание родить ребенка от своего любимого человека. Оно было таким навязчивым, что иногда мне даже казалось, что мое желание патологическое.

Через какое-то время мы стали жить с любимым вместе и могли бы растить общего ребенка, но… Но я –то знала, что не дадут мне ребеночка. Знала, потому что эта мысль о том, что Бог не даст мне больше детей, не была мной придумана, она появилась в моей голове сама по себе, словно кто ее туда вложил. Да такая ясная и четкая, что я даже не сомневалась – забеременеть я не смогу. Я не предохранялась, я хотела, но все было бесполезно. Все было напрасно. Раскаяние мое не имело границ. Со временем я смирилась с тем, что, трижды отказавшись, уже ничего не получу. И принимала жизнь такой, какая она есть.

И мне дали еще один шанс. Судьба дала мне право выбора. Сейчас объясню.
У моего любимого было, как помните, два сына. У жены были серьезные проблемы, я не буду вдаваться в подробности. Но младший сын очень хотел жить с нами. У меня был выбор: принять и полюбить или отказаться и забыть. Выбрать было потрясающе сложно. От меня и только от меня зависела жизнь двухлетнего мальчишки. Судьба дала мне чужого ребенка. Я не думала тогда, что это мой шанс на прощение. Я просто послушала свое сердце и выбрала своей душой. Я приняла любовь этого мальчика и со временем полюбила его. Мне не нужно было ничего взамен. И о себе я думать перестала. Появились более важные заботы. И желание родить своего ребенка ушла на дальний план.
С того выбора прошло восемь лет, то ли долгих, то ли незаметно пролетевших. За это время я ни разу не предохранялась – и так не забеременею.
Но Бог милостив. В один из дней я, решила проверить, чего это я какая-то не такая как всегда. Проверила и увидела на тесте две полоски. Побежала за другим – тоже две!!! Спустя десять лет после последнего аборта, Бог дал мне то, чего я так сильно просила и чего уже не ждала.
Я уверена, что получила этот дар только потому, что, не рожав, стала матерью сыну своего мужа. Теперь я понимаю, что тогда выбор тоже был между жизнью и смертью. Если бы я не взяла к себе моего пасынка – он бы умер духовно. Теперь я понимаю это.
С двумя заветными полосками ко мне пришло счастье в обнимку со страхом.
Как я боялась, что мои грехи не дадут родиться здоровым моему малышу. Пятая беременность, три аборта — это звучало как приговор. Но, слава Богу, беременность прошла без проблем, и мой малыш легко родился здоровым. С его рождением я еще острее стала понимать ужас своего прошлого. Каждой клеточкой своего тела, каждым нервом я чувствую стыд, боль и отчаяние оттого, что нельзя вернуть прошедший день.
На моей Душе три убийства. На моих руках три ребенка. Каждому из них я хочу дать втрое больше ласки и любви. Наверное, так до конца жизни я и буду заласкивать своих детей, потом их внуков, только чтоб хоть немного было легче, чтобы смогла себя сама простить.

Только прощать себя получается не очень. Потому что такое невозможно себе простить и понимание этого приходит после. Как и понимание того, что ничем и никогда нельзя оправдать детоубийство, как бы мы его не называли. Как понимание того, что у женщины есть право выбирать многое, но права давать вместо жизни своему ребенку смерть — у нее нет. У женщины нет права, возомнив себя Богом, решать какому ребенку жить, а какому – нет.

Я рассказала о себе, хотя мне было не просто решиться на это. И я не знаю: поможет это откровение кому-нибудь изменить свое решение или нет. Ведь в таких делах сколь убедительно я не рассказывала, важно то, смогли ли вы меня услышать.

Татьяна
http://my.mail.ru/community/deti.da/32ACDAF1E5FEA2C7.html
abortsmert: (Default)
2009-05-10 12:19 am
Entry tags:

Кровавые халаты

русский взгляд


«Кровавые халаты» прошли по центру Москвы

«Кровавые халаты» прошли по центру Москвы

Русский Общенациональный Союз против абортов! Креативно и неформатно. Активисты движения повергли в шок прохожих и ввели в ступор сотрудников абортария, - на борьбу с детоубийством вышли... хирурги в окровавленных халатах! - Заходите на аборт, у нас недорого, - завлекали окружающих хирурги, - Летние скидки, антикризисное предложение... >>>

abortsmert: (Default)
2009-04-13 12:26 am
Entry tags:

(no subject)

Давайте подсчитаем - с 1955 по 1995, за 40 лет ежегодных 6 000 000 (шести миллионов) убийств невинных детей было убито 240 000 000 (двести сорок миллионов) русских, в основном, детей. А теперь сравним эту цифру с количество населения в РФ - 147 000 000 человек. Таким образом, в СССР убивали каждого ВТОРОГО человека еще во чреве! Теперь к этим цифрам прибавим детей тех, кого убили - учитывая рождаемость, получается еще 180 000 000 (сто восемьдесят миллионов) Итого - 420 000 000 (четыреста двадцать миллионов) человек, которые сейчас бы работали вместо приезжих таджиков. Мы бы жили в другой стране.
Но это еще не все, это МАЛО, 1995-2010, за 15 лет ежегодно убивалось по 2 миллиона человек, итого - тридцать миллионов.
Одним словом, как минимум 450 000 000 человек вопиют у Престола.
Но эти четыреста пятьдесят миллионов - лукавая цифра, потому что основана на цифрах медицинской статистики. Ее как минимум надо умножить на два (как минимум, повторюсь, и об этом говорят и медики, и работники статистики) - тут и неучтенные аборты в медучреждениях, и огромное количество подпольных (а их было именно ОГРОМНОЕ количество, несмотря на то, что они были разрешены).
Представьте себе веселую картинку - на поле от горизонта до горизонта стоят кровавые, убитые своими "родителями" дети - кто без рук, кто без ног, кто почернел от кислоты, сваренный заживо... Я не знаю, сколько квадратных километров надо, что бы поставить рядом миллиард человек (для сравнения - в РФ сейчас живет 145 миллионов), но думаю - много.
Я надеюсь, те, кто не покаялся, или те, кто за аборты, попадут к этим детям на том свете.
Интересно, у них будут их любимые оправдания про "чувства", "естество", желание закончить институт и пр.?




Этот стих я взял на одном антиабортном блоге:


А Ироду спасения не чаять:
За злодеянье милостей не ждут.
Младенцы, умерщвленные мечами,
Доныне у Престола вопиют.

Их много тысяч! Страшное счисленье!
История свершенное хранит.
Которое по счету поколенье
Царя жестокосердного клеймит?

О нем ли речь! Что нового на свете!
Поистине, Терпенье без границ.
О, матери! Прости меня, Содетель,
Что называю так детоубийц!

И все-таки! О, матери! Доколе!
Я заклинаю! Ради всех святых!
Не убивайте жмущихся от боли
Незрячих, безголосых, но живых!

Не умножайте горя над страною!
Не слушайте губительных речей!
Но лекари недаром белизною
Задернули обличье палачей!

О, Родина! Ты словно в исступленьи
Себя решила извести совсем.
Какого мы хотим благословенья?
На каждый день - кровавый Вифлеем!

Кровавит мир! Кровь все-таки водица!
По всей земле великий недород!
О, Пресвятая Дево! Как молиться?
Стал иродом-народом мой народ!

Но жив Господь! Любое преступленье
Несет с собою высший приговор:
Родившиеся станут отомщеньем
За убиенных братьев и сестер!

иером. Роман
abortsmert: (Default)
2009-03-05 10:40 pm
Entry tags:

Кровавые потоки под "хруст свежевыпавшего снега"

Подробный рассказ "врача" о поздних абортах:
...Итак, средств предохранения почти не существовало. Аборты же были вполне доступны и бесплатны, правда, без обезболивания. Обезболивание в тех краях, где я жила, появилось лишь в конце восьмидесятых. За деньги.
Сколько абортов сделала я своим пациенткам за время своей практики, сказать сложно. В бытность интерном, например, спускаться в абортарий приходилось каждый день, с трех до пяти. Кресла в абортарии стояли в ряд, штук десять-пятнадцать, на помню точно, но много. Женщин запускали группами, по количеству кресел. Платные, с наркозом, слева, бесплатные - справа. Между креслами садилась акушерки, по одной на два кресла. Их задача была - держать "зеркало", вставленное во влагалище. Одно - левой рукой, другое - правой. Перед каждым креслом сидело по интерну или по молодому врачу. Между всего этого передвигалась бригада анестезиологов. И - поехали.
Знаете, как определялось, что матка вычищена полностью? По звуку. "Хруст свежевыпавшего снега", так это называлось. Медицина вообще богата метафорами, так уж исторически сложилось. 10-12 абортов за два часа - такова была норма. Рука у меня к пяти часам буквально отваливалась. Как выносили это акушерки с двумя вытянутыми руками на весу - не знаю.
Что чувствуешь в момент, когда делаешь кому-то аборт на раннем сроке? Ничего. Удовлетворение от хорошо сделанной работы в момент, гогда хлюпанье сменяется "хрустом снега". Это работа, как и любая другая. Женщины не только идут на это добровольно, но еще и платят за это деньги. В то время профессия гинеколога, собственно, и стояла на этих двух китах: производство абортов и лечение последствий абортов.
Последствия были разнообразны. Воспаления, бесплодие, кровотечения, нарушения цикла, кисты, эрозии, прободение матки, онкология. На мифическое "воспаление придатков" жаловалась каждая вторая на обычном приеме. Боли, нарушение половой жизни, вечный страх беременности. Было это оправдано? Было. Кто мог позволить себе лишнего ребенка? Да никто. Двое - норма. Трое - уже гражданский подвиг. Больше трех - сумасшествие. Аборты были спасением при отсутствии нормальной контрацепции, злом, нo необходимым. Даже при легкости записи на аборт процветали аборты нелегальные. Женщини с последствиями таких абортов загибались в гинекологических и акушерских отделениях страны, часто оставались инвалидами, нередко умирали от сепсиса - акушерские инфекции и кровотечения являются одними из самых страшных в мире.
Если аборты на маленьких сроках не вызывали чувств, то аборты на сроках поздних были откровенно отвратительны.
Чаще всего они делались не по медицинским показаниям, а по показаниям социальным - глупых пятнадцатилетних дочерей приводили за руку матери, узнавших о грехе слишком поздно.
Здоровых и вполне живых, хотя и нежизнеспособных, младенцев вынуждали к преждевременным родам. Продукт родов, как правило, мог дышать и слабенько плакал. В нашей больнице их клали на подоконник, где они и умирали мучительной медленной смертью в течении нескольких часов. Эта картина до сих пор стоит у меня перед глазами.

Ссылка на пост в дневнике "врача", откуда взят этот фрагмент:
http://polet-fantazii.livejournal.com/134708.html

Почему врач в кавычках? Так вроде врачи должны помогать ЖИТЬ, а не умереть. Здесь - все наоборот.
Вспоминаются нацистские врачи - сколько тысяч человек они угробили "передовыми" медицинскими опытами?
А здесь - "врач" убивает детей ежедневно, с утра до вечера.
Лживое общество его оправдало. Лживому обществу нужны палачи, что бы убивали ненужных детей - побочный продукт траханья.
abortsmert: (Default)
2008-11-26 07:04 pm
Entry tags:

Я убила тебя...

Я УБИЛА ТЕБЯ

Кто ты был? Сыночек ли, доченька?
Ты прости…. Я убила тебя….
На столе, инструментами, ноченькой
По кускам извлекали тебя…

На руках не хотела качать тебя,
Не хотела рожать в этот мир…
Возмущенно толкался внутри меня,
Инстинктивно меня любил…

Голубые ль глазенки, ли карие
У тебя были, маленький мой,
А в душе громогласной арией
Твоей боли раздался вой…

Мой малыш, я тебя убила,
Лишь по прихоти женской своей,
Над невинным свой суд совершила
Руками безликих врачей.

По кусочкам тебя раздробили,
Ты же чувствовал адскую боль…
Струйки крови все обагрили,
Но не слышен был дикий вопль…

Вопль твой. Ты хотел жить, милый,
Мой любимый, мой дорогой…
Ты прости… тебя мама убила,
Голосок не услышав твой.

Ты, скорее всего, не поверил,
Жизнь дала и убила вдруг?
Ты сердечко свое мне доверил,
Думал, мама – единственный друг…

Ты не сможешь мне улыбнуться
И ладошкой мой локон схватить,
И в ключицу мне носом уткнуться,
Слово «МАМА» провозгласить…

Не приглажу волосики нежные
Материнскою чуткой рукой.
Может были они белоснежные,
Никогда мы не будем с тобой…

Кто ты был? Сыночек ли, доченька?
Ты прости…. Я убила тебя….
На столе, инструментами, ноченькой
По кускам извлекали тебя…


Автор: Голубкова Наталья, Россия, Иркутская обл.

Комментарий автора:

Хотела сначала назвать это стихотворение "Аборт". Давно хотела
вылить всю ту вину и боль, которая до сих пор гложет меня. Очень тяжелое вышло
стихотворение.
Недавно была на форуме, где беременной форумчанке советовали
сделать аборт, чтобы "не плодить нищету". Это ужасно! Читайте, юные
девушки, да и все, кто считает, что зародыш - это не ребенок еще...
Он чувствует все. Чувствует боль, когда его убивают в утробе матери.
Известны случаи, что аборту мешают крепкие ручонки малышки, хватающие инструменты врача
и не дающие убивать себя...Больно. И страшно.
Прости меня, Господь!

2010-12-15 03:30 am (UTC)

Я - автор стихотворения. Аборт не был подпольным. Это были "не удавшиеся" искусственные роды. Срок беременности - 5 месяцев. Искусственная стимуляция не дала нужной родовой деятельности. Именно ночью был вызван врач и произведен срочный "выскреб" уже мертвого ребенка. Про ручки, хватающие инструмент - не мои фантазии. Я не врач, конечно, но по Первому каналу российского телевидения несколько лет назад видела сюжет о подпольных абортах. Бывшая гинеколог у себя на дому за небольшое вознаграждение делала аборты. Пока не умерла женщина от ее аборта на большом сроке беременности. Гинеколог осуждена. В сюжете - сидит такая скромная женщина и вещает о том, что ручки ребенка постоянно хватали инструменты и мешали ей правильно произвести операцию. Мой стих остановил нескольких женщин. Слава Богу. Жила не напрасно. Всем спасибо за отзывы.

abortsmert: (Default)
2008-07-31 04:30 pm
Entry tags:

Аборт на 26 неделе? Добро пожаловать в ад!

Аборт на 26 (!!!) неделе? Добро пожаловать в ад!

Люблю правду. Иногда, когда смотрят на моем сайте фото убитых детей на
поздних сроках, пишут:" Это типа запрещено. Это типа только по
медицинским показаниям" и пр. белиберду. Конечно, понятно, что для
абортмахеров деньги не пахнут и достаточно просто позвонить и вам
предложат приехать и договориться. Однако это не зрительно, слова. А
вот и доказательства - видать бабла абортмахеру не хватает, пришлось
сказать ПРАВДУ об оказываемых услугах... Эту газету мне положили в ящик
на прошлой неделе.



По крайней мере "врачи" сказали правду - и это похвально.
Если кто не знает, что такое 26-я неделя, немного информации:
26 НЕДЕЛЬ:
Губы и ротик становятся более чувствительными.
*
Глазки приоткрываются и способны воспринимать свет.
*
Характеристики мозговых импульсов сравнимы с таковыми у доношенных детей.
*
Около девяти из десяти родившихся на этом сроке детей продолжают жить (в палатах ИТ).

Одним словом, убивают живых и жизнеспособных ДЕТЕЙ. Они кричат, сучат ножками, их оставляют подыхать в холодильнике... Это-не мои выдумки, а свидетельства очевидцев, которые можно почитать в других постах дневника.